Сегодня особый день – Воскресенье Всех Святых. А значит, у каждого из нас День Ангела. Из чего следует вывод, что каждый из присутствующих сегодня в храме имеет право требовать себе подарок. Поэтому не смущайтесь – это право законное. Одарить любимого человека или просто знакомого. Однако в Евангелии мы встречаем слова, которые вместо утешения приносят в душу смущение и разлад. И это очень странно, потому что Евангелие имеет репутацию Книги утешительной, ободряющей, поддерживающей. Это – правильная книга, на которой основывается вся наша христианская жизнь, представление о христианской нравственности, о норме.

И тут в Евангелии от Матфея читаем, что Христос пришёл принести в мир разделение. Если кто любит свою семью – отца, мать, детей – больше Христа, тот Его недостоин. Он говорит о том, что нужно оставить свою семью и следовать за Ним. И даже апостолам говорит: «Вы получите во сто крат больше, чем оставили ради Меня».

Неужели Евангелие – это книга деструктивная, которая вносит разлад в наши семьи? Может, действительно, основываясь на этих словах, воспринимая ее буквально, нам следует отбросить общение с нашими неверующими друзьями, братьями, сёстрами, отрясти свой прах и больше не общаться с ними. Но, понимая, что это какое-то сектантство, так быть не может, видимо, Христос имел в виду, что-то другое. А что другое?

Слова, которые воспроизводит евангелист Матфей, в других Евангелиях звучат с небольшой поправкой – там Христос говорит: «Вы получите, оставив семью, землю, братьев, имущество, во сто крат больше в нынешнем веке и в Царстве Небесном». Что имеет в виду Христос? Эта поправка очень неслучайна. Он говорит о христианской общине. То есть, семья, любовь, общение, поддержка, доброта – все это мы получим не просто там, где-то в Царстве Небесном, а в раю, который находится на земле. И Христос имел в виду Церковь. И тут мы тоже должны сделать поправку – имеется в виду не здание церковное, не храм, в котором красиво стройно поют, Володя торжественно дирижирует, Фотинья торжественно подтягивает – и мы находимся как бы в раю. Или в аду. По-разному бывает.

Евангелие имело в виду совсем другое. Рай – это отношения между людьми. Бескорыстные, добрые, там, где есть отзывчивость, то, что мы называем затертым уже, но священным словом «любовь». То есть, Христос говорит о том, что райское состояние, состояние святости и есть норма для христианской общины. Это то сообщество людей, где царит доброта, отзывчивость, любовь, сочувствие, взаимная поддержка, бескорыстие, где нет пороков жадности, зависти, ненависти, злобы. И мы думаем: «Где же такую Церковь-то найти?» И стоило ли отрекаться, и что это за отречение. О каком отречении от семьи и от сообщества друзей, близких говорит Христос. Дело в том, что в наше общение, в наше взаимодействие человеческое постоянно вкрадывается зло, и мы никак его не можем истребить.

Сейчас есть такое движение «Новые атеисты» во главе с Ричардом Докинзом, Сэмом Харрисом. Это люди, которые используют очень модный такой аргумент: все зло в мире от религии. Все войны были организованы верующими людьми, все бедствия в мире от религии. Стоит только ее преодолеть, и сразу все будет хорошо. Что они имеют в виду? Они говорят о том, что религией люди прикрывают алчность, злобу, чувство собственного превосходства или зависти. Но ведь на самом деле и светские люди прикрывали высокими теориями эти чувства. То есть, дело на самом деле не в религии.

Были построены совершенно светские общества. Советский Союз, например, абсолютно светское общество. Или нацистская Германия – абсолютно антихристианская структура, построенная на началах дарвинизма на самом деле. И там тоже присутствовала алчность, жажда. Из-за чего развалился Советский Союз? Дело ведь не в системе. Идеи тоже были хорошие – справедливости, равенства. А из-за чего развалился? Из-за жадности, алчности на самом деле. Именно так. Причём мелкой жадности, когда люди даже потеряли ориентир.

Мне моя приятельница рассказывала, что, когда работала на «Спартаке», как она говорит, Бога никогда не забывала: «Когда через проходную шоколад выношу, все молюсь: “Господи, как бы не поймали!”» Это же воровство, а человеку даже в голову не приходило. Она наоборот считала, что она молилась, ей Господь помогал. Помогал воровать? И так вся страна.

Когда мы говорим: «Надо судить Горбачева. Он развалил великую страну, растащили ее по частям». Она развалилась до того, как ее растащили по частям, по странам, по республикам, потому что мелкое, мелочное, жадное, алчное, местечковое такое сознание: все равно, что там происходит. Пускай гибнут леса, пусть мы отравляем воды, реки – лишь бы у меня все было спокойно. Откуда это? Это что Церковь приучила? Нет! Это древнее зло, которое живет в сердцах людей, гораздо раньше, чем даже христианство появилось. Оно ещё в рай прокралось, когда ещё никакой религии не было. И вот об этом зле и говорит Христос.

Почему я сейчас вспоминаю такие глубинные вещи, когда речь идёт, на самом деле, об отречении от семьи? Потому что Христос говорит: «Мы должны отречься от ядовитых отношений, ядовитых отношений со своими близкими, когда наша дружба небескорыстна». Если по стобалльной шкале, например, в сто баллов оценить мотивы наших поступков. Почему я общаюсь с этим человеком, если быть честным по-настоящему с собой, оказывается, что на 70 процентов – это корысть, потому что это нужный человек, у него связи, а вдруг придётся справку брать, поэтому я позвоню и поздравлю его с днём рождения. Он нужный человек, но получается на 70 процентов наши отношения порочны и греховны. Вот в чем суть.

Что в наших семьях происходит? Постоянные распри. Мы даже не замечаем, как постоянно обижаем людей вокруг нас, обижаем, вешаем ярлыки, устраиваем скандалы из-за чепухи чаще всего. Не из-за какой-то космической злости, наше зло очень мелочно. Мелкое. Из-за чепухи. Хоть на ком-то зло сорвать. На работе нельзя, потому что я же уважаемый человек, надо держать лицо, а дома можно отыграться на муже, на ребёнке, на глуховатой маме. Это ядовитые отношения. Вот об этом Христос и говорит.

Чтобы восстановить семью, нужно отказаться от этих ядов, пересобрать семью, пересобрать дружбу, очистить ее от корысти, от алчности, признаться себе: есть в моем сердце это, есть в моем сердце алчность, есть во мне жадность, есть во мне зависть и злость. К сожалению, да, это примешивается все. Но среди христиан этого не должно быть – и в этом смысл святости на самом деле. Когда мы говорим сейчас «святой», «почитание святых», в наше сознание вкрадывается совершенно языческое представление, как, например, представление о супергерое. Святой – это как «Человек-паук». Раз – и онемели!

Как у меня знакомый был, испугал в армии. К нему подошли старшие, решили побить, а он говорит: «Я же в церковь хожу. Вот я помолюсь, и завтра одного глаза не будет. Я такую молитву знаю крепкую. Один есть такой святой, что все, паралич. Я уже один раз пробовал. За мной шлейф инвалидов стелется. Такой сильный святой».

Святость – это не какие-то эффектные представления, не поступки супергероев – Железного человека или других товарищей из соседнего пантеона. Святость – это доброта, бескорыстие – именно поэтому христиане первых веков друг к другу обращались «святой», а не говорили «брат во Христе» – это тоже было такое обращение. Почитайте книгу Деяний апостолов, там постоянно говорится о том, что собрались святые на молитву. Мы с вами, по заданию, которое нам Евангелие даёт, мы с вами – собрание святых, мы с вами.

И не случайно, когда священник кадит церковь: он кадит иконы, а потом поворачивается кадит каждого из вас. Потому что вы – тоже святые, от вас это ожидается, от нас это ожидается, но нужно себе постоянно задавать вопрос о том, где эти яды сейчас во мне. Их стало меньше? Нужно себе честно признаваться в том, что, да, примешивается к моим поступкам и зависть, и тщеславие, и очень часто корысть, и злость, и чувство превосходства, и раненое самолюбие – и много-много других вещей, которые между святыми даже не должны именоваться. И апостол Павел об этом в своих Посланиях постоянно говорит: «Ну, какие же вы духовные? Какие же вы духовные, если между вами постоянно споры, распри, взаимные обвинения. Ладить друг с другом даже не умеете».

Поэтому перед нами, друзья, стоят задачи, поставленные Евангелием. Они очень простые: не надо уходить в лес, отрекаться, нужно научиться быть добрым. Самая простая формула святости – это доброта. Чем добрее вы становитесь, тем ближе вы к Богу. Не ритуалы вас приближают к Богу, не количество святых камней со святых мест. У некоторых целые шкафы: этот камень из Белозерского монастыря, этот кусок из пещеры. Не этим святость, не килограммами измеряется, а количеством доброты. Поэтому простой ориентир для нас в Евангелии даётся: это путь доброты, отзывчивости, очень простых вещей, простых шагов, которые превращают нашу общину на самом деле могут превратить в место райское.

Да, это все в наших руках – построить рай здесь, наши отношения сделать бескорыстными, добрыми, по-настоящему христианскими. Задача очень простая: к следующему воскресенью мы все должны оказаться в раю. В хорошем смысле этого слова. Поэтому, друзья мои, не унываем. Приблизился Петров пост, «чтоб ему добро було». Простое слово, которое мы должны каждый раз себе напоминать, – доброта. Доброта. Забыли, как себя вести? Доброта. Напомнили, и все будет хорошо. Доброта. И чаще улыбайтесь! И все у нас наладится. С Богом!

14-06-2020