Логотип для шапки

 

Приношение Спасителю, Который идет на страдание

verba-925x538Перед глазами Страстная седмица. И вот праздник, который сегодня мы с вами отмечаем – Вербное воскресение - имеет целых 4 названия. Во-первых, вход Господень в Иерусалим, во-вторых – Неделя ваий, в-третьих - Вербное воскресенье и в-четвертых – Неделя цветоносная. Видите, целых 4 названия у одного праздника.

Вход Господень в Иерусалим называется так по событию, которое произошло за неделю до Воскресения Христова. Христос воскресил из мертвых Лазаря. Обратил вспять процессы тления. Лазаря знали все, потому что мир иерусалимских иудеев был очень тесным мирком. Все знали этого человека, знали, что он болел, умер, присутствовали на его погребении и вот увидели, что он воскрес. Одним только повелением Христовым: «Лазаре, гряди вон!», т.е. выйди из пещеры погребальной, был воздвигнут, поставлен на ноги умерший человек.

Именно поэтому иудеи и жители Иерусалима, услышав о том, что тот, Кто победил смерть, идет в Иерусалим, они стали ломать ветви пальм и стелить одежды, встречая Спасителя, победителя смерти. «Вайя» - само слово означает «пальма». Это слово из египетского языка. Представьте себе, когда вы говорит «неделя ваий», вы выражаетесь почти как древний фараон. Слово это перешло в греческий язык, а потом и к нам. Как и слово «пальма» греческое перешло в латынь, а потом и в другие языки – в английский, французский и обозначает не просто пальму, ветви пальмы, но ладошку. Потому что ветка пальмы, листья пальмы похожи очень на растопыренную ладошку. Это был знак приветствия победителя. Победителя встречали пальмовой ветвью. А еще слово паломник происходит от греческого слова пальма. Паломник, т.е. человек, который шел в Святую Землю, приходил в церковь, давал обет о том, что он идет в паломничество и принимал пальмовую ветвь. Паломники надевали белую одежду и шли в Святую Землю с пальмовой ветвью в руках. Поэтому они и назывались паломники. У нас здесь с вами не юг, поэтому пальмы не растут, поэтому мы встречаем Спасителя скромнее, проще, вербочками нашими, украшенными цветами. Это наше приношение Спасителю, Который идет на страдание, который идет на крестную смерть ради нас с вами. И поэтому мы приходим в этот день в церковь, с вербой идем домой, освящаем вербочки. И верба не только знак победителя, но еще и знак снисходительности. Потому что Господь, входя в Иерусалим знал, что его там ждет.

Он знал, что люди, которые сейчас встречают Его с пальмовыми ветвями, через несколько дней будут кричать «Распни Его!», будут плевать на Него, бросать грязью, хохотать, когда Его будут прибивать ко Кресту. И, тем не менее, зная, что они предадут Его, Он эти приношения у людей принимает. Принимает Он эти пальмовые ветви. Потому что всякое добро достойно благословения и снисходительности. Вот мы приносим в церковь, приносим Господу наши вербочки, зная, что все-таки будем «грашить», и обижать, наверное, будем, и что-то нарушать, и обиды держать, и, может быть, жадничать, и другого человека оскорбим словом, наверное, и предадимся каким-то другим нашим привычкам нехорошим. И Господь это знает. Но принимает от нас наши вербочки, благословляет их. Несмотря на то, что мы, скорее всего, все-таки Его предадим.

И точно также, как Господь принимает наше приношение, зная, что мы сможем Его предать, и мы должны, друзья мои, быть также снисходительны к другим людям, даже если они где-то против нас погрешат, где-то может быть обидят нас чем-то, слово скажут не такое. Мы все равно должны быть снисходительны. Вербочки хранят, бывает, целый год, возле икон – это нам напоминание о том, что обиды хранить нельзя.

Только вы обиделись на какого-то человека – хватайте вербу. Вот у нас есть обычай бить вербой, чтобы здоровье было. Не очень такой достойный обычай. Но один вариант я могу допустить. Если вы на кого-нибудь сдержите обиду. Подойдите к иконе, возьмите вербу и отхлещите себя как следует, по «щакам», чтобы дурь выбить из себя. Обидчивость, озлобленность, злопамятство, забирают столько сил у человека, что ему не хватает, бывает, даже на то, чтобы улыбнуться. Я уж не говорю про то, что делать что-то нужно. Злость, злопамятство, особенно обидчивость – это очень плохие черты. Надо от них избавляться. Если верба вам в этом поможет, то не щадите себя, друзья мои.

Итак, сейчас будем причащать много исповедников сегодня, судя по всему. Я хочу напомнить, что в среду у нас соборование. Многие спрашивают. В 9 часов утра после Литургии Преждеосвященных Даров будет соборование. Потом. Обычно причащаются в Четверг Великий. Будет одна Литургия. И, друзья мои, на Пасху по нашему обычаю исповеди не будет. На Пасху исповедуются те, кто не исповедовался Великим постом. Если вы постом исповедовались и причащались, нечего пустословить. Подходите к Причастию на Пасху, подготовившись, конечно, и примирившись. И обращаю ваше внимание вот на какую деталь.

Исповедь – это таинство. Поэтому на исповеди не должно быть никакой профанации, никакого пустословия, никакого многословия, никаких лишних фраз. Подошли, четко, ясно сказали в чем вы каетесь, попросили прощения. Точка. Не надо тянуть, не надо рассказывать о том, где вы покупали эти огурцы, и кто рядом с вами стоял. Никакого пустословия. Как у нас любят.

Великий педагог Макаренко своих учеников воспитывал таким образом, что из его воспитанников несколько героев Советского Союза. Хотя все были беспризорниками, злодеями, карманниками, жуликами. Время такое было. И он из них сумел воспитать людей. Один из первых навыков, которые он им ставил: если хочешь что-то спросить, то у тебя 30 секунд, - спросить, сказать, обменяться мнением. И дети приучились кратко, четко, конкретно говорить, собирать предложения. 30 секунд достаточно, чтобы сказать всё. Вот то же самое на исповеди. Не надо размазывать кашу по тарелке. Не надо рыдать и замачивать Евангелие. Уже не знаем, что с Евангелиями делать… Подойдут, все заплакали. «Чаго плачешь? Вчера только исповедовалась. Ладно бы грехи какие-то были…».

Если вы люди церковные, церковной культуры, вы, конечно же, будете этого придерживаться. А, во-вторых, надо помнить о ближнем. Бывает из-за нашего пустословия, из-за того, что вы на исповеди растекаетесь мыслью по древу, у священника нет времени уделить внимание человеку, который первый раз пришел на исповедь и с которым действительно надо поговорить и у которого есть что сказать, и грехи за всю жизнь накопились.

А наше пустословие – это «что-то съел, печенье съел, а оно, наверное, на маргарине, а может быть и нет, вот я принесла вырезку, я не знаю, что это за вещество, посмотрите сами…». Зачем превращать исповедь в пустословие. Это даже, я вам скажу, кощунство.

Поэтому домашнее задание от великого педагога Макаренко: научиться четко конкретно формулировать свои мысли. Четко, конкретно исповедоваться. Вот это, это… Здесь обидели, там оскорбили. Самое главное то, что касается наших отношений с ближними. Поэтому ставим навык. Буду контролировать. Посмотрю, как вы на исповедь подойдете.

С праздником!

Архимандрит САВВА (Мажуко), 09 апреля 2019 года

Читайте по теме: Вербное воскресение. День радостных ладошек