Логотип для шапки

 

Архимандрит Савва: "Христианин должен идти по пути добра и незлобия".

Velikiy-post-2019-03-12-1200-800В преддверии Великого поста корреспондент «ГВ» ("Гомельских ведомостей") Карина Тимофеева побеседовала с архимандритом Саввой (Мажуко) и узнала, что такое настоящее милосердие и почему одиночество можно назвать ценой за личный комфорт.

– Отец Савва, каким должен быть Великий пост для православного христианина?

– Важно понимать, что Великий пост – это церковное событие, своего рода общее дело для тех, кто принадлежит к церковной общине. Мы как последователи Христа выделяем особое время в году, когда пытаемся молитвенно и глубоко осмыслить события Страстной Седмицы и Пасхи. К сожалению, чаще всего обыденное сознание толкает нас на то, чтобы отождествлять пост с ограничением в пище. Впрочем, ото всего лишь деталь, причём не самая значительная. А вот преподобный Исаак Сирин говорил о посте ума, и ото, на мой взгляд, гораздо важнее. Другими словами, пост – время молитвенных размышлений, духовных упражнений. Кстати, по состоянию здоровья человек может и не соблюдать ограничения в пище, однако всё равно будет поститься. Иначе говоря, позволит себе духовное упражнение – размышление о Христовых страстях и Воскресении. К слову, пост без чтения Священного Писания невозможен, равно как и без исповеди, причастия

– Многие считают, что совершение добрых дел в пост гораздо важнее, нежели воздержание от пищи, усиленная молитва.

– Христианин должен быть таковым в любое время суток. Иногда мы видим картину, которую я бы назвал «христианин на час»: например, в церкви человек один, а дома, на работе – совсем другой. В первую очередь к добрым делам можно отнести милостыню – духовное упражнение, которое требует от человека правильного участия. Ведь чаще всего люди ограничиваются своего рода откупными, подавая копеечку тем, кто стоит у храма. На самом деле настоящая милостыня – это участие в различных волонтёрских проектах, и современная молодёжь, на мой взгляд, неплохо понимает смысл заповеди о милосердии. К милостыне также можно отнести даже самые простые вещи: учтивость, заботу о родителях, способность всегда говорить «здравствуйте» и «спасибо». 

Педагогическое чутьё

– Как привить подростку интерес к церкви и её таинствам?

– Дети всё-таки больше воспринимают уровень чувств, нежели слов. Порой малыши не улавливают у взрослого, который призывает их ходить в церковь, внутренней уверенности, стержня. А ведь молодому человеку в храме нужно дело: когда оно будет, тогда и вопрос о посещении церкви решится. Но самое главное, подростку необходимы ориентиры – представители поколения next тоскуют по настоящей большой идее. Впрочем, если посмотреть на взрослого, от которого молодой человек жаждет мудрости, мы увидим, что и он ходит в храм не потому, что пламенно любит Бога или взволнован истиной, а потому, что надеется выиграть суд, например, или удачно провернуть какую-нибудь сделку. У детей на этот счёт есть удивительный талант: они чувствуют любую фальшь. Нет конкретного рецепта для того, чтобы заинтересовать ребёнка церковью. Просто нужно быть честным, настоящим, а малыш это обязательно ощутит.

– Стоит ли время от времени устраивать ребёнку взбучку по поводу плохих оценок и неприглядного поведения? Каким должно быть наказание?

– Наказание – всего лишь учебный момент, своего рода работа над ошибками, которая проводится внутри семьи. Соответственно, и точной инструкции для регулирования отношений между родителями и детьми нет. Другое дело, что взрослый должен опираться на опыт, интуицию. Кстати, дети сумеют простить незаслуженное наказание, если увидят вашу честность, открытость, признание собственных промахов. Поотому во взаимоотношениях с ребёнком родителям в одном случае необходимо сделать вид, что ничего и не было, в другом – покрыть всё любовью, а в третьем – устроить взбучку, ведь каждая ситуация по-своему оригинальна и требует к себе неподдельного внимания.

«Святая некнижность»

– Нередко, принимая те или иные решения, человек задумывается над тем, как узнать волю Божью.

– Нужно читать Священное Писание, а с отим у нас всё очень плохо. Почему-то в обществе установилась традиция «святой некнижности»: дико наблюдать, как современные христиане держатся подальше от Библии. По сути, людей пугает тот факт, что Священное Писание нужно не просто читать, а исследовать, привлекая дополнительную литературу – святоотеческую, богословскую. Также необходимо уделять время на размышления. Мы же хотим добиться от духовника какого-то конкретного рецепта. А священник ведь не бросает кости и не гадает на кофейной гуще, чтобы «разрулить» ситуацию прихожанина. Решения должны принимать мы сами, а не духовник. Даже Иоанн Лествичник говорил, что цель духовника – стать ненужным, то есть воспитать человека таким образом, чтобы тот обходился без его помощи.

– Святые отцы говорят, что самый короткий путь к спасению – это смирение и не­осуждение окружающих. Как взрастить в своём сердце оти качества?

– На самом деле с неосуждением – признаком снисходительности – всё просто: христианин должен идти по пути добра и незлобия. Но это не означает, что нужно становиться благостным идиотом. Это путь мудрости, которая рождается из опыта, совершённых ошибок. А вот со смирением гораздо сложнее, поскольку само слово обросло стереотипами и различными трактовками, которые в корне неверны. Сам термин является техническим понятием в монашеской аскезе, а святые отцы подразумевают под смирением некое духовное упражнение. Светский же человек, когда слышит о смирении, понимает его по-своему. Не раз сталкивался с ситуациями, когда домашний тиран поднимает руку на жену, детей, ссылаясь на то, что близкие должны смиряться: мол, спасти их по-другому невозможно. Важно помнить, что смирение – это духовное упражнение и результат его выполнения, своего рода плод молитвенного чтения, размышления над «последними вопросами». Смирение является ещё и путём к реальности, поскольку сознание человека окутано иллюзиями, стереотипами, предрассудками относительно всего, что нас окружает.

– Сегодня вошло в моду посещать тренинги, психолога. Как вы относитесь к подобным практикам?

– Это дорого (смеётся). На мой взгляд, современному человеку, а особенно тому, который живёт в большом городе, визиты к психологу не повредят. Другое дело, что толкового специалиста найти не так просто. Вообще, гуманитарное образование переживает кризис, и не только у нас – это мировая тенденция. По сути, психология – практическая сторона философии, с которой также сегодня существуют определённые проблемы. Хорошему специалисту недостаточно публиковаться в научных сборниках местного масштаба, необходимо знать несколько языков для изучения тех или иных наработок зарубежных коллег, ездить на стажировки, участвовать в международных конференциях. Мы привыкли обвинять западное общество в лицемерии, якобы там одна фальшь и искусственные улыбки. Даже если там всё тонет во лжи, это никак не оправдывает отечественную грубость и дикость. Мы ведь и сами уже устали от трёх «иксов» нашей жизни – хамства, халтуры и халявы. Пусть уж лучше улыбаются, чем кулаками машут. А нашему обществу ещё надо долго учиться и учтивости, и деликатности, не стесняясь говорить друг другу «здравствуйте» и «спасибо».

Борьба с тремя «иксами»

– В основе христианской морали всегда лежала любовь. Создаётся впечатление, что сегодня её просто не существует

– Не соглашусь с вами. Раньше всё-таки было больше грубости. В целом в обществе наблюдается смягчение нравов, и слава Богу, что люди хотя бы не дерутся (смеётся). Сегодня чувствуется уважение к личному пространству, границам. Впрочем, из-за этого складывается впечатление, что мы стали одинокими и безразличными. Ну что ж, такова цена за личный комфорт. Вообще, современные представления о любви пропитаны ложной романтикой, которая далека от реальности. Мы привыкли обвинять западное общество в лицемерии, якобы там одна фальшь и искусственные улыбки. Даже если там всё тонет во лжи, это никак не оправдывает отечественную грубость и дикость. Мы ведь и сами уже устали от трёх «иксов» нашей жизни – хамства, халтуры и халявы. Пусть уж лучше улыбаются, чем кулаками машут. А нашему обществу ещё надо долго учиться и учтивости, и деликатности, не стесняясь говорить друг другу «здравствуйте» и «спасибо».

– Недавно прочитала мнение белорусского врача-психиатра, который утверждает, что глубоко верующий человек просто болен.

– А человек, который решил связать свою жизнь с психически нездоровыми людьми, не болен? Вы знаете, у меня есть друзья – опытные специалисты, которые работают в областной психиатрической больнице, и вот они являются нашими прихожанами. Вообще считаю, что подобные высказывания голословны и не подкреплены соответствующими основаниями, статистикой, исследованиями. Впрочем, если посмотреть на такое мнение с другой стороны, то можно частично и согласиться, поскольку нередко люди приходят в церковь для решения своих психологических проблем, спасаясь от одиночества, неудовлетворённости.

– Можно ли с помощью веры исцелить зависимого человека: алкоголика, нар­комана, игромана? Например, московский православный психотерапевт Дмитрий Авдеев уверен, что причина аддиктивного поведения нередко кроется в неправильном духовном устроении, греховности.

– Меня всегда удивляет стремление христианских авторов ввести в научный оборот термин «греховность». Полагаю, что отим понятием можно апеллировать лишь в богословском дискурсе. А вот говоря о реабилитационных центрах православного направления, хочу отметить, что некоторые такие проекты приносят положительные плоды. Даже у нас в монастыре отец Амвросий занимался реабилитацией наркозависимых, многие из них до сих пор являются нашими прихожанами. Однако надо понимать, что вера – это не инструмент, не методика врачевания, с помощью неё нельзя устанавливать спортивные рекорды и добиваться восхождения по карьерной лестнице. В целом из личного опыта общения с зависимыми могу сказать: если человек единожды попробовал наркотик, он должен быть готов бороться с этой привычкой всю оставшуюся жизнь.

– Как определить грань между духовным поиском и помешательством на религии?

– Мне кажется, иногда стоит и помешаться – это характерно для тех, кто только начал духовный путь. Скажем, если вы изучаете иностранный язык или осваиваете музыкальный инструмент, то поначалу ваши разговоры будут только об этом. Человеку, который совсем недавно вступил на духовный путь, первое время будет казаться, что он никак не может «надышаться» святоотеческой литературой, Священным Писанием. Но всё рано или поздно успокоится, войдёт в своё русло. Впрочем, после духовного подъёма может произойти и резкое отторжение, с таким я тоже сталкивался.

– С чего посоветуете начинать духовный путь? Меня, например, в своё время потрясла книга Тихона Шевкунова «Несвятые святые».

– Действительно, одни приходят к вере через книгу или фильм, который поразил, другие – через боль, страдания, потерю близких, болезнь. В любом случае нужно прирасти к церковной общине. Например, богослов Александр Мень называл четыре позиции, которые христианину никогда нельзя упускать из виду: чтение Священного Писания, молитву – предстояние перед Богом, участие в таинствах и принадлежность к общине. Однако единого подхода для начала духовного пути не существует.

Карина Тимофеева, "Гомельские ведомости"

Фото Романа КАРПЕНКО