Логотип для шапки

 

Покров Божией Матери, юродивый Андрей и добрый кот

pokrovСегодня праздник, друзья мои. Праздник красивый, необычный. Праздник, который есть только в Русской Православной Церкви. Потому что объяснить, почему вдруг русские люди так прикипели к этому событию, крайне непросто. Но мы все-таки попытаемся это сделать, потому что праздник Покрова, наряду с другими праздниками, он почитаем народом с какой-то особой сердечностью.

И вот посреди храма лежит икона, которая изображает то видение, которое увидел юродивый Андрей, который живший более 1000 лет назад, в Византии, в совсем другой стране, говоривший на греческом языке. Юродивый – так его назвали, потому что он, как и многие другие святые люди, отверг суету этого мира, славу его, богатство, карьеру. И жил только Богом. Довольствуясь малым. Ведь юродивые люди, они одной ногой стоят в этом мире, а другой – в мире нездешнем, они могут пророчествовать, видеть будущее, понимать прошлое человека, исцелять.

И вот блаженный Андрей юродивый вместе со своим учеником однажды оказался в церкви, и ему, этому святому человеку, и его ученику было открыто, что во время молитвы, когда весь храм молился Царице Небесной, вдруг этот блаженный человек увидел Саму Матерь Божию, Которая над молящимися простирала свой Покров, то есть то покрывало, платок, который носила Она Сама, Она сняла с Себя и простерла над молящимися. Вот, собственно, и все событие. И это самое удивительное, что мы так торжественно празднуем уже которое столетие видение человека, которого большинство современников считали безумным.

Почему это видение для нас так важно? Почему наши предки в нем увидели нечто, что вспоминают каждый год?

Потому что этот жест Покрова – Материнский жест Покрова молитвенного Царицы Небесной над молящимися людьми, он очень важен для нас. Потому что в одном этом движении все Евангелие сокрыто, вся проповедь о любви и нежности, к которой Господь нас призывает. Ведь именно в Священном Писании апостолы Христовы нам сказали самую последнюю тайну о Боге, когда апостол-евангелист Иоанн Богослов в своем послании говорит: «Бог есть Любовь». Он не сказал; «Бог есть справедливость, Бог есть сила». Он не сказал: «Бог есть православие, правильная религия». Он нашел формулировку, он нашел те слова, которые самые важные, в которых всё Евангелие сокрыто: «Бог есть Любовь!».

Вот что самое важное, что мы должны помнить о Боге. А мы забываем. Потому что у нас есть правила, у нас есть строгость, у нас есть определенные принципы. И мы очень часто своими принципами, своей строгостью неуместной, жесткостью, неуемной «справедливостью» опаляем людей, которые рядом с нами находятся, обжигаем их.

Вот мы стоим здесь в храме, и над нами тоже Царица Небесная простирает Покров. А кто мы такие? Разве мы праведники? Разве мы святые люди? Разве мы соблюдаем все заповеди, или, может быть, мы никого в своей жизни не оскорбили, не осудили, не обидели. Мы очень разные люди. Как и тогда в том византийском храме стояли люди простые, неграмотные. Рядом с ними стояли царские чиновники, стоял император, военачальники стояли. Двор императорский молился рядом с простыми горожанами. И среди этих людей были преступники, взяточники. Были люди, которые любят выпить, может быть, изменяли женам, может быть, обижали своих родителей. И над ними, в том числе и над ними, простерт Покров Царицы Небесной. Она не смотрит, кто из нас праведник, кто из нас грешник. Она не требует от нас: «Сначала ты покайся, а потом я простру над тобой Свой Покров». Она не ждет, чтобы человек исправился, и только после этого доброту Свою излить на него.

Ведь именно об этом в Евангелии сказано, что Бог, говорит нам Христос, дождит на праведников и не праведников. То есть Он посылает дождь на всех. Он заботится о каждом, не только о праведниках, но и о грешниках. Он любит одинаково и праведника, и грешника. Потому что каждый человек – дитя Божие, каждый человек в себе несет зерно Доброты. Может быть, он искаженной жизнью живет, этот человек. Может быть, исцарапала его жизнь, искалечила, да. И сейчас он жесток, сейчас он обидчив, покалечен. Это вовсе не делает его идолом, истуканом, он тоже требует милосердия, нежности, доброты.

И сколько мы знаем случаев, когда нежность бескорыстная, доброта, а иногда даже улыбка, доброе слово, человеческое сердце растапливали. Был один замечательный французский писатель, который родился в России. Он был русским человеком, но потом переехали с мамой потом во Францию, жили в нищете, долго скитались, всякое было. И он в конце концов стал замечательным французским писателем. Но детство его прошло в Вильнюсе. Детство было тяжелым. Они с мамой скитались по квартирам. И однажды, когда нечем было платить, не только хозяин, но и соседи стали над ней издеваться, и она вот в истерике билась, плакала…

И вот этот малыш, которому было тогда восемь лет, он видел унижение мамы, нищету, голод… Он решил покончить жизнь самоубийством. У него было укромное место в дровяном складе. Там стола огромная пятиметровая, знаете, такая, поленица, дрова складывали, запасались на зиму. И вот там малыш этот прорыл ход и прятался. И вот он, видя это унижение мамы, видя, что он ничего не может сделать, и весь мир ополчился против него, они забрался в эту поленицу, и нужно было сделать одно только движение, чтобы эта пятиметровая гора обрушилась на него…

Что должно было произойти в сердце этого мальчика, чтобы он в восемь лет решил покончить жизнь самоубийством. И вот он, плача, рыдая забрался под эти дрова, уже хотел было толкнуть эту гору на себя, и тут вспомнил, что он вчера украл кусок макового пирога, и надо перед смертью его съесть. И вот он достал из кармана этот кусок пирога, стал его со слезами на глазах пожирать, плача, задыхаясь. Все съел до последней крошки, плача не переставая, и тут он увидел, что за ним наблюдает рыжий кот, которого весь двор гонял. Рыжий такой он был, исцарапан весь, лишайный кот, с разорванным ухом с поцарапанным носом. Вот он стоит, смотрит на него.

Мальчик рыдает, доедает этот пирог. И вот кот к нему подошел, и стал его вылизывать, Конечно, небескорыстно, потому что крошки прилипли от пирога. И вот он его вылизывает, мурлычет… Так уютно ему стало, и он заплакал, кота этого обнял, кот к нему пригрелся, стал мурлыкать, рядом с этим малышом улегся, и они уснули, вдвоем. И вот из-за нежности кота, вот этого вот разбойника рыжего, которого никто не любил в этом дворе. Он был единственный, кто пришел и вылизал этому мальчику лицо, слезы его вытер. Нежность зверя спасла мальчика от самоубийства. А сколько мы можем этой нежности подарить людям! Простых совершенно вещей, очень непритязательных. Простого вежливого слова. Улыбки, даже простого вежливого молчания… И бывает, что жестокий человек, который уже разуверился во всем, который уже привык других царапать, потому что ему внутри очень больно… И вдруг спасет этого человека наша улыбка…

И вот Царица Небесная простирает над нами Покров Свой, и каждый из нас тоже должен свой покров простирать. У нас не так много нежности в сердце, но у каждого совсем чуть-чуть. И даже у рыжего кота она нашлась, эта нежность. Тем более и у нас она есть, эта нежность. Поэтому мы должны дарить ее. Кто знает, может быть, наша одна улыбка спасет какого-то человека, и все наши грехи будут перевешены этой простой улыбкой, улыбкой нежности, кто знает…

С праздником!

Архимандрит Савва (Мажуко), 14 октября 2017 г.