Логотип для шапки

 

Проповедь на праздник Воздвижение Креста

DSC 0110С праздником, братья и сестры!

Такой красивый день, такой красивый праздник – один из 12-ти самых великих православных торжеств, которые мы отмечаем всегда с размахом. Но вот вопрос: праздники все наши двунадесятые касаются евангельской истории, жизни Иисуса Христа или Божией Матери, а вот Воздвижение Креста совершилось спустя три столетия после смерти Христа. Когда императрица Елена, первый христианский археолог, после нескольких лет раскопок обнаружила Крест Христов и чудеса удостоверили, что это действительно то самое древо, на котором был распят наш Спаситель. И патриарх иерусалимский высоко поднимал на своих руках это древо, чтобы люди видели, что это такое, молились.

И в память об этом установлен был праздник. Историческое событие, причем связанное с царствующим домом. Поэтому мы в недоумении: откуда такая честь этому празднику, почему он включен в число 12-ти праздников?

А дело в том, друзья мои, что мы с вами, русские люди, живем по уставу палестинских монахов. Весь наш строй богослужения и даже устав постов предписывается, согласуется с уставом палестинских монастырей. Именно оттуда в нашу традицию вошло особое почитание Креста Христова. Потому что созерцание Креста было одним из духовных упражнений палестинских монахов. «Созерцание Креста» – фраза не совсем понятна. Потому что мы видим крест, вот он посреди церкви лежит, украшенный цветами, мы себя осеняем крестным знамением, крест у нас на церковных куполах, на груди у священника, на шее у мирян, - везде мы видим крест. Но созерцать… что значит «созерцать»?

Подвижники палестинских монастырей, от которых мы унаследовали то благочестие, в котором живем, церковное благочестие, то были люди необыкновенных аскетических подвигов. Для нас человек благочестивый представляется как тот, кто посещает церковь, богослужения. И благочестивого человека легко очень опознать по жилищу его: заходите в дом, и сразу в семь этажей иконы, лампады, настоящий иконостас. Отовсюду какие-то святыньки. Вот этот камешек от святой Матроны, эта веточка от Блаженной Ксении, а эта водичка от Иова Почаевского. И все в иконах, все в книгах божественных, божественных каких-то платочках, рукавичках, шапочках. Видно сразу, что человек благочестивый.

А как благочестие выглядело у палестинских монахов? Те, кто бывал в Иерусалиме или его окрестностях, видели, как жили эти старцы. Ничего в кельи нет. Как и в кельях наших подвижников Киево-Печерской лавры. Это же старцы были, люди высокого благочестия. Ничего в келье не было. Даже икон! Но был Крест! Крест был или начертанный, или сделанный из каких-то перекладинок – очень просто. Никаких изысканных художеств.

Потому что это отвлекало от самого главного. Потому что все благочестие у этих людей было не снаружи, а внутри. Это было благочестие сердца.

Палестинские подвижники настолько почитали этот подвиг созерцания креста, что Успенский пост, который, мы все знаем, заканчивается Успением, они оканчивали только на праздник Воздвижения. Успенский пост у них заканчивался на праздник Воздвижения. Некоторые монастыри так и постятся до сих пор. Почему? Потому что они особое время уделяли созерцанию Креста, Тайны Креста.

Что это за созерцание? Почему для нас это так важно? А важно потому, чтобы нам понять смысл этого события. Смысл того опыта благочестия, в котором мы с вами живем…

Мы по-простому, конечно, объясняем: закончилось лето, сдвинулось время на зиму – вот вам и «сдвижение»: змеи выползают, и всякое другое случается в природе. Ну, и потом красивый праздник!

А нам очень важно докопаться до корней! Понять, почему? И всё уходит в этот опыт созерцания Креста.

Блаженная Нина, проповедница христианства в Грузии, пришла в чужую землю из Палестины, она была оттуда родом, неся в руках просто сплетенный из виноградной лозы Крест. Ничего у нее не было – ни денег, ни красивых одежд... Книг даже не было у нее!

Вот этот скромный сплетенный крест она несла. Потому что это был человек, приобщенный к тайне созерцания Креста. Потому что для христиан этого внутреннего сердечного благочестия Крест говорит обо всем. Они умеют видеть его! Даже не глядя на крест. Но для нас это зримый образ этого опыта. Потому что Крест – в цветах. И мы видим его сейчас, посреди церкви. Он будет лежать целую неделю, этот Крест в цветах. Процветшее дерево Жизни! Вот что такое Крест был для палестинских созерцателей-подвижников. Они видели в нем, в Кресте, оправдание Жизни, они видели в нем Древо Жизни. Они видели в нем Бога, который обнимает мир! Не Бога, который ругается с миром, судится с миром, а Бога, который обнимает мир. Потому что Крест – это свидетельство о том, что Бог есть Любовь. Как в Послании к римлянам апостол Павел говорит, что Бог Свою любовь к нам явил тем, что Христос умер за нас. Вот это Древо Жизни – процветшее.

И Христос, обнимающий мир, распятый Бог.

Для палестинских подвижников это была тайна жизни, тайна спасения – созерцание Креста. А еще и тайна христианского учения о добре и зле. Это был учебник к поведению, к поступку: если Бог обнимает мир, если Бог лобызает этот мир, оправдывает человека, учит добру, ‑ значит и я, тот, кто крест на груди у себя носит, должен также поступать!

Посмотрите, нащупайте у себя крест у вас на груди: Бог распятый, который обнял мир, вот Он раскрылся ему.

Зачем этот крест у вас на груди? Не просто, чтобы охранять, а вот, чтобы вы также раскидывали руки навстречу другому человеку, чтобы вы также выходили навстречу другому человеку! Прежде чем осудить, прежде чем поругаться с кем-то, оправдайте сначала этого человека.

Потому что крест – это свидетельство презумпции доброты! Свидетельство того, что мир устроен ради добра и доброты! Что человек внутри себя, в сердце своем исполнен нежности.

И нужно только себе позволить быть добрым и нежным по отношению к близким людям. Делиться с ним этой нежностью, с человеком, который рядом с тобой, не опалять его, не бросаться на него с кулаками обличения, а раскрыться к нему.

И это очень больно! Потому что на Кресте Христос страдал и умер. Поэтому каждый человек, который берет на себя труд доброты, он должен быть готов, что его оплюют, его не поймут, его доброту не оценят.

И не надо жаловаться по поводу того, что «я вот людям усё, а мне так ничого». Не надо жаловаться!

Для меня богословие Креста началось еще задолго до того, как я начал в церковь ходить. Я услышал от своей учительницы, которая пыталась тщетно на уроке рассказать тему, раскрыть ее перед галдящими учениками фразу, в отчаянии брошенную: «перед кем я распинаюсь?».

Ведь это фраза евангельского происхождения. Это ведь Христос мог сказать! Вот перед кем? Вот каждого из нас возьми… За нас Христос умер… И вот стоило, Господи, вот ради меня, такого клоуна, помирать, распинаться? Стоило!

И стоит делать добро людям, даже если они этого не понимают! Придет время – поймут! Добро никогда не пропадает! Стоит распинаться! Стоит трудиться! Стоит быть добрым! Стоит говорить нежные слова. Стоит делиться добротой и отзывчивостью, даже если в ответ шипы, раны, непонимание... СТОИТ!

Потому что добро никогда не исчезает!

И свидетельство тому – Крест, процветшее Древо! И украшаем мы его цветами не потому, что красиво, а потому что так мыслили палестинские подвижники.

Потому что Крест заставил весь мир цвести добротой и нежностью. Оправдал человека, напомнил ему о том, что он на самом деле – что он дитя Божие! Сын и дочь Бога любви, Бога доброты.

А значит в нем есть это зерно Доброты!

Значит нужно позволить себе быть таким, какой ты есть по природе – добрым, нежным, душевным, сердечным, отзывчивым человеком!

Вот это и есть наше настоящее лицо. Это и есть то, чему нас учит Крест Христов!

Аминь!