Логотип для шапки

 

Евгения Белоножко: "Все мы уникально задуманы Богом..."

08.03-o-krasoteВ этот весенний и такой знаковый, важный день для женщин, я считаю, мы, чудесные создания, матери, подруги, музы и нимфы, по праву можем занять немного места на полосах газетных страниц и в жизни других людей…

О чем же нам, женщинам говорить, как не о красоте? Ещё раз и ещё раз! Но это позволит не только разглядеть нам эту красоту поближе, но и взглянуть на неё под немного юмористическим углом: не всегда следует подражать шаблонам и знаменитостям, легко принимая на веру все то, что пытаются навязать миру различные знатоки и создатели красоты.

Если мы терпеливо совершим небольшой экскурс в историю, то поймём, что красота это сила, иногда чудесная, а порой и страшная, как в известном выражении. И нам самим придётся решать, что же в итоге для нас важнее и в каких пропорциях.

Вы думаете, это только сейчас милые дамы помешались на себе и совершенно не знают, какой же ещё крем на себя намазать, чтобы быть «на свете всех милее, румяней и белее»? Не знаю, как насчет «румяней», но вот древние римлянки купались ни в чем-нибудь, а в молоке ослиц, дабы оставаться привлекательными, а потом долго сохли на солнце в специальных шляпах, которые открывали волосы для выгорания, а лицо, наоборот, закрывали от нежелательного «рабского» загара. Ослиц! Я даже представить не могу, сколько ослиц нужно водить за собой, чтобы иметь возможность принять ванну из их молока! Понятно, что сие роскошество было доступно только самым высоким слоям населения, коих именовали тогда патриции. И если вам уж очень нужно сделать свои волосы выдающимися, то втирайте в них козье молоко, поверьте, древние римлянки плохого не посоветуют!

Но чем, наверняка, не стоит злоупотреблять, так это любовью римских гражданок к ароматам (кстати, именно Рим представил миру стеклянный флакончик для духов). Они омывали душистыми водами и настоями не только себя, но и мебель, а порой даже и улицы города. Для каждой части тела предназначался свой парфюм: мята – для рук, пальмовое масло – для щек, майоран – для бровей и волос, к тому же римляне обожали запахи ладана и розы. Теперь, вы легко определите, является императором человек или нет, достаточно просто поинтересоваться у него, принимает ли он ванны из красного вина с лепестками роз. И самое главное, рабы должны затем выпить всё это вино. Нет рабов – не Цезарь, не император, нет!

Древние ассириянки (Ассирия сейчас – это если сложить по чуть-чуть кусочки Ирана, Ирака, и Сирии) укладывали свои волосы только в ровные рядки, и мелко накручивали их специально для этого. Вы идете по древнему городу с распущенными волосами? Вы, верно, рабыня или крестьянка, а у горожанки на голове волосы были сложены в гульку или даже мог быть надет парик. В Вавилоне вам пришлось бы закрутить два пучка из волос над ушами, но украшений вашей прическе досталось бы больше – на маленькую шапочку можно было прикрепить стебли растений, бисер и перья птиц.

Из Византии, Константинополя, пришла к нам христианская религия, и она же привнесла иную моду на прически, чем у римлянок. Здесь даже хочется упомянуть мужчин, так как существовала так называемая «стрижка апостола Павла», когда волосы на голове выбривались спереди. Прически женщин того времени можно смело считать самыми «православными», так как они назывались «нимбообразными», и, действительно, валик из волос облегал голову словно нимб. Тогда же, в Византии, было распространено покрывать голову красивыми вуалями с драгоценностями. В тоже время, если бы вы хотели быть «ближе к народу» в древнем Константинополе, то вам полагался обычный платок. Я могу судить, что я совсем из народа, так как у меня нет ни одного платка с окантовкой из золотых монет или, на худой конец, покрывала, украшенного изумрудами и жемчугом.

800px-Sandro Botticelli 066

Переместимся чуть дальше от висячих садов Семирамиды и Константинопольских улочек. Когда миновали времена златокудрых гречанок, коих в обилии изобразил Боттичелли и прочие «возрожденцы», пришла пора для девушек, чьи волосы действительно отливали блеском золота, а то и меди. В Венеции в Средние века рыжий цвет волос считался верхом богатства, и, будь ты хоть сто раз дочь градоначальника или богатого купца, если ты не можешь поразить всех рыжей длинной шевелюрой, то, как мы говорим – «свободна».

Тогда не было модных журналов, скажете вы, ну кто же мог терзать юных дев своими непостижимыми канонами красоты и правилами, какую иметь внешность? Нашелся все же умник, написавший «Трактат о красоте женщин», который и заменял, полагаю, прелестницам современные «Космополитан» и «Бурду». «Золотые, как лучи солнца, или пряди, как мед…» Ох, не знаю, попадись мне этот автор… Плохо было то, что с личной гигиеной были проблемы, так как даже столь популярные в древнем Риме бани объявили вне закона. И если вы думаете, что женщины сейчас злоупотребляют косметикой, то вы не слышали жалоб средневековых служителей церкви, о том, что красного пигмента, получаемого из определенных растений, не хватало на покрытие церковных статуй, так как много уходило на изготовление румян.

Далее в вехах истории появляется императрица Евгения, жена Наполеона III, которая и сама была блондинкой, и все её придворные дамы бегали за ней со «светлыми» головами, так как подражали своей госпоже. Именно парикмахер Евгении открыл миру перекись водорода для обесцвечивания волос, тем самым «обелил» всех женщин при дворе. Так что на все шутки про блондинок, смело отсылайте любителей юмора к императорскому дому.

Если же вы вдруг обнаружите у себя желание накраситься во все цвета радуги, и даже нарисовать себе немного чужое лицо, пусть вас это не пугает: кто знает, может, вы приверженка стиля барокко, где всё было смело и много, чересчур, вычурно, пафосно, посыпано золотом, да и само слово «барокко» означает жемчужина неправильной формы.

Не мудрено, что женщинам различных эпох сложно было соответствовать стандартам красоты, которые образовывались стихийно или появлялись в голове у очередного дворцового модника. Поэтому мне очень нравится отрывок из одного философского размышления, где автор отходит от общепринятых понятий о красоте:

«Вы желаете избрать темой нашей сегодняшней беседы обсуждение таких понятий, как “красивое, некрасивое”. Что же, я попробую… коснуться некоторых специфических понятий, например, гармоничной и дисгармоничной красоты. Вы вдумайтесь, как часто произносятся выражения: красивый мужчина, красивая женщина, отвратительное уродство и тому подобное. Осмелюсь спросить вас – а что это такое?

42929 600Согласитесь, мы довольно часто наблюдаем картину примерно такого содержания – идет молодая пара, она воплощение женственности, или если угодно, красоты, он подобие мифологического сатира. Вы возразите мне, заявив – это, не более как закон природного уравнивания, я же попробую отобразить факт зеркально, объявив монстром именно ее, его же приравнять к «Аполлону». Вы поднимете возмущенный протест, заявив об неких общепринятых понятиях, стандартах и прочее, прочее, прочее. Но всегда ли разум наш подчиняется стандартизации? Дорогой мой, я десять лет был связан с миром лошадей и хочу заявить вам, что в грациозности лошади и в грациозности женщины есть много общего, да не обидятся на меня последние. Более того, существует стать стандартная, обусловленная определенными пропорциями тела или лица, в частности, а существует красота или стать, это уж как хотите, нестандартная, заключающаяся именно в диспропорции, причем стандартная красота менее притягательна, чем нестандартная, ибо первая является упорядоченной, следовательно, обыденной, а людей обычно тянет именно на нестандартное. Вообще, понятия «некрасивый», не существует вовсе, ибо в данном нам мире все законченно, утонченно или, если вам угодно, красиво. Но суть данной утонченности и красоты дано понять очень, очень немногим. О, я предвижу ваш вопрос – а как же быть с явным уродством, ведь, вне сомнения, вам случалось, взглянув на какого- либо ужасающего монстра в человеческом облике, содрогаться и думать – какое безобразие…– Но и это объяснимо и достаточно просто объяснимо. Я полагаю, что это тоже красота, но красота дисгармоничная, а потому остро необходимая, как некий соус, который придает пресной невкусной пище особенную прелесть и остроту. И именно, благодаря этому “соусу”, мы начинаем обостренно понимать красоту гармоничную. Я предполагаю и ваш следующий вопрос – кому нужны эти бессмысленные, на первый взгляд, рассуждения? Отвечаю – все эти рассуждения не более как обычная констатация факта нашего земного существования... Вам может ошибочно показаться, что раз я заговорил о красоте гармоничной, я готов признать ее стандартные параметры. Это будет самым большим вашим заблуждением, ибо параметры сии условны и личностно специфичны. Я подчеркиваю, личностно специфичны! Это означает, что каждый из нас обладает своим взглядом на красоту, что вообще исключает всякую стандартизацию данного понятия. А посему, отметает понятие “некрасивое” как абсурдность».

Из этого следует мысль, что все мы нестандартны, уникально задуманы Богом, прекрасны! Как же это хорошо!

И, конечно, кто же сравнится в славословии женщинам с певцом из книги Песни песней Соломона, который вещает:

«Возлюбленный мой начал говорить мне: встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!

Вот, зима уже прошла; дождь миновал, перестал;

цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей;

смоковницы распустили свои почки, и виноградные лозы, расцветая, издают благовоние. Встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!

Голубица моя в ущелье скалы под кровом утеса! покажи мне лицо твое, дай мне услышать голос твой, потому что голос твой сладок и лицо твое приятно». (Песня Песней 2:10-14)

С праздником!

Евгения БЕЛОНОЖКО