Логотип для шапки

 

Торжество Православия. Что празднуем?

torgestvo-pravoslavijaАрхимандрит Савва (Мажуко): "Торжество Православия в вечности соберет все поколения христиан"

Сегодня (в Неделю Торжества Православия) единственный день в Великом посту, когда священники служат в золотом облачении. Вот облачение, которое на мне, называется не желтым, а золотым. Потому что он символ отсутствия цвета, это символ невечернего света, того, который освещает грядущий град Иерусалим. И вот на иконах на православных вы видите, если есть возможность, непременно святой изображается на фоне золота или позолоты. Или полностью фигура его в сиянии золотого света, или же только нимб над головой. Но это сияние и есть самый главный символ Торжества Православия. А именно так называется сегодняшний день – Неделя Торжества Православия.

И мы себя спрашиваем: «А что, собственно, мы торжествуем? Где это торжество, в чем оно состоит?» Мы ведь как будто бы не являемся большинством в этом обществе. Даже в своей стране – православных, нас, немного. Не только немного, но мы еще и лишены какого бы то ни было влияния на политическую или экономическую жизнь нашей страны. Если оно есть, то очень-очень символическое.

А в мире православных меньшинство. Если каждый пятый житель Земли католик, то на втором месте находятся протестанты и где-то дальше православные, то есть православных не большинство. Все самые крупные богословские центры не православные. Самые известные и успешные миссионерские центры, они тоже не православные. Какое торжество мы празднуем? Что это за торжество?

Праздник сам был установлен в IX веке. Когда формировалась структура Великого поста. Дело в том, что сам пост он не был всегда в таком виде, в которым сейчас мы с вами привыкли его рассматривать. Например, существовало очень много уставов Великого поста. Они были разными по протяженности, с разными наименованиями, с разными книгами, уставами, дисциплиной питания и т. д. В древности в этот день праздновали память святых пророков. И в триоди постной, по которой совершается богослужение, находится канон, написанный Феофаном Начертанным в этот день, в день святых пророков. Или по другим уставам, в этот день читали, например, Евангелие о самарянке, которое мы читаем с вами по нынешнему Уставу только после Пасхи. Древность знала эту пестроту разнообразия, этому не придавали какого-то принципиального значения.

Но сегодня мы празднуем Торжество Православия в ознаменование того дня, когда авторы современной нашей Триоди постной, по которой мы совершаем наше богослужение – это преподобный Феодор Студит, преп. Иосиф Песнописец, преп. инокиня Квассия, преп. Феофан Начертанный – это люди, которые создавали архитектуру нашего Великого поста, его смысловой каркас, что ли. Эти люди знамениты тем, что они были борцами за иконопочитание. Вы знаете, что, например, у нас почти в каждом городе есть общины протестантов – баптистов, свидетелей Иеговы, которые очень любят говорить, что мы, православные, идолопоклонники. Что мы на самом деле не христиане. Почему? Потому что мы почитаем иконы. Они почему-то считают, что иконы – это есть идолы. И то, что мы покланяемся иконам, мы на самом деле, поклоняемся доскам и краскам. И какие-то попытки их переубедить бывают весьма трудны.

Так вот периодически в истории христианства возникают движения, которые берут на щит эту борьбу против икон. Эту борьбу против изображений. И в IX веке такая борьба приобрела настоящий кровавый характер, потому что ее возглавляли не простые люди, а императоры. Представляете, когда руководитель государства отдает приказ уничтожить все иконы в стране. Срываются все иконы с ворот Константинополя, сжигаются книги, в которых обосновывается иконопочитание. Уничтожаются старинные иконы, соскабливаются изображения со святых книг. Только для того, чтобы удовлетворить некоторые политические прихоти этих людей.

И вот на защиту иконы встали монахи. И в числе их очень много известных богословов, таких как Иоанн Дамаскин, автор нашей панихиды, которую мы с вами поем. Они были не только богословами, они были поэтами. Феодор Студит, автор канонов, которые мы читаем, из Триоди постной. Иосиф Песнопевец. Феофан Начертанный, которому даже по приказу императора за то, что он защищал иконы, ему выжгли на лице уродливое клеймо. Поэтому он и вошел в историю, как Феофан Начертанный. Он носил специальный головной убор, чтобы скрыть это уродство. Жуткое уродство у него было на лице. Он прославился как поэт. Феодор Студит пережил ссылку. Разные политические репрессии. Доходило до того, что монахов живьем закапывали в землю. Тех монахов, которые вступали в богословскую полемику с иконоборцами.

И вот в IX веке прошел собор, который защитил окончательно иконопочитание. Этих соборов было много. И самый известный – это седьмой Вселенский собор. Но Торжество Православия, то есть торжество правды иконопочитания, вступило в празднование именно в IX веке. И в память об этом праздновании и установлен день Торжества Православия. Праздновали его отцы наши святые еще до того, как появилась Россия, русская речь появилась. Вы знаете, что крещена была Русь в 988 году. А Торжество Православия, это событие состоялось в 842 году, т.е. более чем за 100 лет до крещения Руси. До появления какой-то государственности, даже появления первых храмов на территории нашей страны.

Это говорит о том, что православие требует не охранения, а труда большого. Ведь святые отцы наши, которые в IX веке праздновали это Торжество Православия, они ведь не закрывали каким-то образом православие, не говорили о том, что оно завершилось. Как некоторые люди сейчас говорят: «Не нужно новых книг. Не нужно новых храмов – все равно придет антихрист. Не нужно никаких новых святых». Один даже товарищ говорил мне, что нужно запретить писать новые книги о православии, новые проповеди говорить. Нужно только издавать то, что было написано тогда еще, до революции. Потому что все уже сказано, все уже произнесено, все уже состоялось. То есть православие уже завершилось, что ли. Это законченный, какой-то, знаете, закрытый проект. Так вот, друзья мои, наши старцы Божии, которые в древности этот праздник устанавливали, они имели в виду, что каждое новое поколение христиан, которое приходит в церковь, оно призывается к труду. Не только к труду охранения и сбережения того богатства, которое нам святые отцы оставили, но и еще и приумножению.

Святые отцы ведь решали вопросы, проблемы для своего времени характерные. А мы живем в совсем другую эпоху. Феодор Студит, который написал Триодь, по которой мы молимся, он ведь даже не знал, что есть такой континент – Америка, на нем живут люди.

Он не знал, что однажды появится на севере страна, в которой будут ставить храмы в честь святителя Николая, построят атомные электростанции, люди будут по воздуху летать. И возникнет много других вопросов, смыслов, понятий, вызовов, на которые надо будет кому-то отвечать. Поэтому православие – оно всегда в движении. Православие – это жизнь Духа Святаго в Церкви. И мы должны с вами, друзья мои, этот подвиг вхождения в церковь, работы, труда, в том числе и потому чтобы правильно понимать не только православие, но и друг друга, мы должны эту работу совершать.

Вот об этом праздник. И Торжество Православия празднуется не как воцарение, что ли, или гегемония православия во всем мире, а торжество то, когда соберется вся церковь. Представляете, Феодор Студит никогда в жизни не слышал о Серафиме Саровском, никогда в жизни на мог помыслить, что в Киеве какие-то монахи выроют пещеры, и там будет Киево-Печерская лавра, и будет Троица Рублева, и будет святитель Феофан Затворник, и блаженна мати Ксения. Он ничего об этом не знал. Если бы он сказал: «Все, закрыто! Больше ничего не надо об этом писать, не нужно никаких святых, все ‑ только то, что было до того!» – не было бы Русской Церкви – церкви новомучеников, не было бы наших старцев – Амвросия Оптинского, печерских сподвижников и старцев. А они есть! Именно потому, что каждое поколение приносит свой вклад, свой плод.

И, кто знает, может быть, мы сейчас с вами, разговариваем, а что будет через 2000 лет? Сохранится ли русская речь? Где будут центры православия, может быть, в Африке? А может быть, какие-то новые континенты и земли будут освоены? Может быть, Гренландия станет центром православия, и там будет многолюдно. Оттает Антарктида… Мы ничего не знаем, что будет через 2000 лет. Но мы можем предположить, что эти 2000 лет церковь все-таки проживет. И откроются новые центры, новые смыслы, новые вопросы возникнут перед людьми. Если мы сейчас этот горизонт закрываем для себя, мы очень сильно обедняем нашу жизнь. Мы не видим того Торжества Православия, которое в вечности соберет все поколения христиан, в том числе еще не родившиеся. Вот как нужно мыслить, друзья мои, как далеко нужно смотреть, как воспитывать этот взгляд – исторической православной перспективы. Аминь!

Проповедь архимандрита Саввы (Мажуко) в Неделю Торжества Православия, 5 марта 2017 года

Записала монахиня Анастасия (Ченикалова) (г. Ставрополь)