Логотип для шапки

 

Архиепископ Аристарх – владыка и отец

История учит: страны, которые сохраняли веру и религию, жизнеустойчивы, они проходят через различные испытания и катаклизмы. Те нации, которые утратили веру, исчезли с исторической сцены. При этом сохранение религии связывалось отнюдь не с государственными институтами; более того, порой именно государство усиленно стремилось уничтожить веру. Пример Советского Союза в этом смысле очень показателен и убедителен. Оплотом веры в стране становились отдельные личности и народ в целом, простые люди. Не потому, что это было престижно или выгодно, а потому, что испытывали глубочайшую потребность единения с истинной духовностью, высокой нравственностью...

«Учитесь слушать голос своей совести и учитесь жить со всеми в мире и любви», – постоянно повторял владыка Аристарх. Весь его жизненный путь и деятельность – пример доброго христианина, мудрого архипастыря, замечательного проповедника, сочетавшего высоту святительского сана с простотой и доступностью для всех...

Архиепископ Аристарх (в миру Станкевич Андрей Евдокимович) родился в деревне Осовецкая Буда Петриковского района Гомельской области (ныне Мозырский район) в крестьянской семье. Был младшим из 8 детей Евдокима Даниловича и Евы Андреевны...

В самом начале Великой Отечественной войны деревня была захвачена немцами. «Среди оккупантов были, видимо, и чехи, и венгры, – делился воспоминаниями архиепископ, – один из них ночью подошёл и предупредил, чтобы убегали в лес, потому что “вас увезут в Германию”». Вместе со всеми односельчанами семье пришлось скрываться в лесах с партизанами. Отец умер в 1943-м от тифа («на фронт его не взяли по старости»).

В военное лихолетье метрика Андрея была утеряна, и уже в новых документах датой рождения щупленькому мальчонке записали 9 июля 1941 года (хотя на самом деле он родился в декабре 1938-го под Андрея Первозванного).

После средней школы в 1956 году работал на хлебозаводе в Мозыре. В 1958-м окончил водительские курсы, получил права, работал в речном порту, учился на электросварщика…

Всем известно, что советская эпоха – это эпоха «тотального атеизма». Советско-коммунистическая власть с первых же дней своего существования повела с религией открытую борьбу. Религия была объявлена «опиумом для народа» и уничтожалась жестокими мерами: закрытием монастырей и церквей, превращением их в склады, театры, клубы; арестом, расстрелом, ссылкой в концентрационные лагеря священников и простых верующих.

В 1954 году было принято постановление ЦК КПСС «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах её улучшения», которое призывало партийные органы к активной борьбе с «религиозными предрассудками и суевериями», к разоблачению «реакционной сущности и вреда религии».

По материалам многочисленных публикаций на эту тему, в конце 1960-х на территории Белорусской ССР действовало лишь 369 храмов. В 1961 году был введён запрет на колокольный звон. Громкие успехи в космосе усилили гонение на Церковь: «наука доказала, что Бога нет».

Широко пропагандировалось, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме», ударными темпами развернулось его строительство. Большинство из нас, рождённых в СССР, выросли в семьях, далёких от веры, в атмосфере, где утверждалось, что строитель коммунизма не может быть верующим. Интересно, что партийные идеологи, запрещая следовать заповедям Христа, взамен предлагали «моральный кодекс строителя коммунизма», основанный на тех же христианских заветах.  

В эти годы священников и верующих уже не расстреливали и не отправляли в тюрьмы, но их делали изгоями в общественной среде. И всё же верующие подвергались осуждениям, а то и преследованиям на работе, в школе, армии, в быту...

В этой связи удивительны такие факты биографии: трое братьев Станкевичей служили Церкви в монашеском чине… «Мы выросли в вере, – объяснял Андрей Евдокимович в одном из интервью. – Наша мама была очень верующим человеком, рассказывала дочкам: “Знаете, детки, когда я выходила замуж и стояла под венцом – просила Бога: Господи, если у меня будут дети, пусть они будут верующими”. В детстве меня мама водила в Никольский храм в Петрикове. Это мой первый храм, мы ходили туда пешком 25 километров из нашей деревни... Когда я попал в Мозырь, естественно, я пошёл в церковь – Свято-Михайловскую...»

В 1959 году по рекомендации настоятеля Свято-Михайловской церкви протоиерея Алексия Задерковского Андрей Станкевич подал документы в Минскую духовную семинарию. Однако тогда её готовили к закрытию, поэтому поступление не состоялось…

Затем он служил в Советской Армии с 1960-го до декабря 1963-го. «Я считаю, что три года – это самый нормальный срок для службы», – рассуждал Андрей Евдокимович.

Служил водителем в ракетном дивизионе тактических установок на гусеничном ходу – сначала под Минском, затем в Германии.

«За отличные успехи в боевой и политической подготовке, примерную дисциплину и безупречную службу в рядах Вооружённых сил Союза ССР» ефрейтор Андрей Станкевич был награждён фотографией у знамени в развёрнутом виде.

Награждение личной фотографией при развёрнутом Боевом Знамени воинской части очень почётно. Кто из служивых не испытал особого чувства гордости, удостоившись однажды такой чести! Такие фотографии как драгоценные реликвии, свидетельства о патриотических чувствах, добросовестном исполнении гражданского долга перед Отечеством хранятся в семьях многих бывших воинов...

После демобилизации старшая сестра Евгения пригласила его к себе в Минск, где она жила с мужем, помогла Андрею устроиться работать водителем в городском автобусном парке.

В 1964 году Станкевич поступил на заочное отделение в Политехнический институт, Как он вспоминал, «вроде бы начал учиться, но чувствую, что не то. Душа подсказывает, что это не твоё, ну не идёт дело, а брат Венедикт всё пишет с Украины письма и меня ругает: “Почему ты не поступаешь в духовную семинарию?”».

Игумен Венедикт (Станкевич Василий Евдокимович, 1919 г.р.) всю войну провёл в партизанах (был подслеповат, носил большие очки – и его не взяли в армию). По чьему-то совету поехал в 1948 году на Украину, в Почаевскую лавру. В 1959-м, когда на Лавру начались гонения, его оттуда вытеснили, и он служил по приходам года до 1997-го (скончался на Украине в Тернопольской области).

Василий Евдокимович опекал своего младшего брата, воспитывал, был для него наставником, духовным отцом. Благодаря его разумным наставлениям, Андрей оставил Минск, направился в Лавру, затем – в Сергиев монастырь, а в 1966 году поступил в Одесскую духовную семинарию.

«Надо сказать, что мне очень нравилось там учиться. Я обрёл себя. Я очень любил заниматься, – вспоминал Андрей Евдокимович. – Сидим – обычные занятия, потом перерыв, все уходят, а я продолжаю читать дополнительную духовную литературу – так мне было интересно. Очень любил письменные работы, у меня это получалось хорошо. Естественно, пел на клиросе, я любил это. Много светских песен пел, когда коров пас когда-то в детстве».

Учился блестяще, благодаря чему сразу после второго курса был переведён на четвёртый. По окончании семинарии поступил в Московскую духовную академию, обучаясь в которой, нёс послушание помощника смотрителя Патриарших покоев.

В начале 1970-го был зачислен в число братии Троице-Сергиевой Лавры. В июне того же года по благословению патриарха Московского и всея Руси Алексия I архимандритом Платоном (Лобанковым) был пострижен в монашество с наречением имени Аристарх, в честь апостола Аристарха от семидесяти.

Это имя в переводе с древнегреческого означает «лучший вождь». От рождения наделённый негасимой энергией, решительный и красноречивый, Андрей Станкевич всей своей последующей деятельностью подтвердил соответствие званию «лучший вождь», проявляя свои способности в неустанном стремлении помогать людям, быть доброжелательным и чутким.

В 1971 году он был рукоположён во иеродиакона, в 1971–1977 годах стал иподиаконом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена, выполнял работу помощника смотрителя патриарших покоев, в числе четырёх старших иподиаконов помогал Патриарху на службе.

Патриарх Пимен служил часто, и братии Троице-Сергиевой Лавры постоянно приходилось курсировать по электричкам в Москву и обратно... Службы Патриарха Пимена всегда собирали большое число прихожан, которые с радостью его встречали: «…давка всегда, теснота. Когда он помазывал народ, мы стояли по бокам и с трудом удерживали людей, чтобы его не спихнули», – вспоминал о своей службе в те годы Аристарх.

В 1973 году он окончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия, а в 1977-м в Богоявленском соборе Москвы патриархом Пименом был рукоположён в сан иеромонаха, спустя год – возведён в сан архимандрита и назначен ризничим Троице-Сергиевой Лавры.

В 1980-е годы коммунистическая идеология, оторванная от реальной жизни, серьёзно уже не воспринималась. Партия всё более теряла авторитет, искренне вошедшие в ряды КПСС стали испытывать глубокие разочарования. Политика изоляции Церкви, которую на протяжении десятилетий проводило государство, утратила понимание и поддержку у народа, запрет на религиозную пропаганду был снят. Атеизм, лишившись государственной поддержки, заглох гораздо быстрее и безболезненнее, нежели когда он насаждался.

Усилившийся хронический кризис в экономике СССР, застойные явления в обществе обернулись падением нравственности и ростом бездуховности. Начавшийся в середине 1980-х годов процесс перестройки привёл к окончательному крушению коммунистической идеологии. С этого времени принято говорить о возрождении духовности, поскольку религия опять стала значимым фактором жизни современного общества.

Этот период отмечен активным возвращением Русской Церкви её святынь, храмов и монастырей. Причём, возвращались и древние храмы-памятники – в числе которых Покровский собор (храм Василия Блаженного). Именно здесь на Красной площади 14 октября 1990 года состоялось первое богослужение, которое возглавил уже Патриарх Алексий II.

Накануне, 1 октября 1990 года был принят закон «О свободе совести и религиозных организациях», утвердивший за отдельными приходами, церковными учреждениями права юридического лица. Новый закон был более благоприятным для Церкви, чем действовавшее до тех пор постановление ВЦИК 1929 года.

Возрождение национальной культуры привело к изменению отношений церкви и государства – от конфронтации к сотрудничеству. В 1990 году была воссоздана Гомельская и Мозырская епархия. Постановлением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви отцу Аристарху было определено стать епископом Гомельским и Мозырским. 28 июля в Минском Свято-Духовом кафедральном соборе состоялось его наречение, на следующий день – архиерейская хиротония в Свято-Успенском соборе Жировичского монастыря.

По прошествии многих лет на вопрос журналиста «В каком состоянии была епархия, когда Вы сюда приехали?» последовал ответ: «Епархии, как таковой, не было. Было два благочиния: Гомельское и Мозырское, и сейчас каждое благочиние стало епархией».

За 22 года архиерейского служения Аристарха Гомельская и Мозырская епархия возросла паствой и духовенством и разделилась на две: Гомельскую и Жлобинскую (с кафедрой в Гомеле), Туровскую и Мозырскую (с кафедрой в Мозыре). Клир стал состоять из 180 священнослужителей, из них 14 окончили обучение в духовных академиях Русской Православной Церкви, 8 имеют степень кандидата богословия…

За эти годы было реализовано много общественно-значимых проектов: на возрождение в народе православной веры владыка не жалел ни сил, ни здоровья. Благодаря Аристарху Гомельщина обрела на небесах двух покровителей: святого праведного Иоанна Кормянского и преподобную Манефу Гомельскую; были обретены мощи святых и состоялось церковное прославление св. прав. Иоанна Кормянского.

В 1988 году в Беларуси насчитывалось 793 религиозные организации, в 2009-м – уже 1473 православных общины, действовало 1274 православных храма, 152 строилось.

За годы деятельности Аристарха на Гомельщине было восстановлено и построено 134 храма, в четырёх монастырях восстановлена жизнь. Только в Гомеле в 2012 году действовало уже 18 церквей (когда пришёл Аристарх, было всего две). Драматичны истории возрождения старейших в Гомеле храмов.

В 2009 году исполнилось 200 лет заложения и 185 лет со дня освящения главного православного храма Гомельской епархии – кафедрального собора святых Петра и Павла. Его строительство было закончено в 1824 году (архитектор Джон Кларк, англичанин по происхождению).      

Около ста лет Петропавловский собор служил «домом Господним на земле» для православных прихожан Гомеля и окрестностей. С 1907 года собор стал кафедральным, а с 1925-го – главным храмом Гомельской православной епархии, в которой первым епископом был Тихон Шарапов, в 1926 году арестованный и отправленный в ссылку.

В 1935-м Петро-Павловский (Свято-Петро-Павловский???) собор был закрыт. Показательные судебные процессы, «дело церковников» вошли в историю как факты физического уничтожения священства и активных верующих. В 1937-м Тихон Шарапов и двенадцать священнослужителей были расстреляны…

Ещё в 1931 году при Гомельском музее был создан антирелигиозный отдел, который в 1939 году преобразовался в антирелигиозный музей и размещался в помещении собора. В 1961-м собор был передан краеведческому музею, с 1962-го по 1987-й здесь размещался планетарий общества «Знание».

После того, как в 1989-м храм был вновь возвращён для богослужений, была начата его реконструкция, восстановлена колокольня, построена крестильная церковь в честь Иоанна Предтечи. Величественный собор святых апостолов Петра и Павла и сегодня не только украшает городской пейзаж, но являет собой центр духовной жизни Гомельской епархии.

Не менее интересна судьба храма, возведённого ещё в 1805 году по велению того же Николая Петровича Румянцева на излучине старого Сожа в деревне Волотова: церковь Николая Чудотворца (в стиле классицизма, по проекту того же Джона Кларка).

В 1930-е годы, когда храмы рассматривались как центры мракобесия, в церкви устроили клуб, затем – магазин. В годы войны перекрытия рухнули. Бесхозяйственное отношение в послевоенный период довело церковь почти до полного разрушения. В 1980-х с разрешения властей на стенах церкви тренировались альпинисты. В 2005-м храм отстроен заново (были использованы найденные в архивах чертежи Джона Кларка).

С 2001 года по решению Гомельского городского Совета депутатов, здание бывшего детского сада по улице Якубова передано для организации духовного просвещения. Сегодня при храме, посвящённом иконе Божией Матери «Всех скорбящих Радость», духовно-просветительский центр объединяет детей, молодёжь и взрослых в деле сохранения и развития исторических и социально-культурных традиций православия, нравственного оздоровления семьи и общества, воспитания духовно зрелых граждан Отечества.

Владыка Аристарх был инициатором и восстановления Успенского собора в Речице.

А при храме святителя Николая Чудотворца – единственном в Гомеле, в котором не прекращались богослужения с момента его освящения святым праведным Иоанном Кронштадтским – убрать проще, нежели переделывать??? более 100 лет назад – основал Свято-Никольский мужской монастырь, настоятелем которого являлся при жизни (и где был погребён 25 апреля 2012 года согласно завещанию).

В соболезновании в связи с кончиной архиепископа Аристарха митрополит Филарет, Митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Беларуси отметил: «Более сорока лет ныне почивший о Господе владыка Аристарх предстоял пред Святым Престолом в священном сане, 22 из которых – в епископском звании… Окормляя один из наиболее пострадавших во время гонений регионов нашего Отечества, владыка Аристарх имел особое попечение об устроении новых общин, о созидании новых и восстановлении старинных храмов, об учреждении воскресных школ…».

А в Соболезновании Святейшего Патриарха Московской и Всея Руси Кирилла говорится:  «Владыка Аристарх начал служение Богу и людям в то время, когда Церковь наша осуществляла свою спасительную миссию в непростых исторических условиях; …он немало сделал для возрождения духовной жизни на родной белорусской земле, а посему снискал любовь и уважение многих людей».

Это был талантливый руководитель и мудрый человек, умевший донести голос Церкви до светского сообщества, до светской власти. Владыка большое внимание уделял всесторонней координации деятельности церкви в духовно-просветительской и образовательной сферах, организации сотрудничества с системой светского образования, отделами культуры, вооруженных сил, здравоохранения и др.

Его авторитет и опыт признан и высоко оценён верующими, государственными органами и общественностью. Владыка Аристарх – лауреат премии Президента Республики Беларусь «За духовное возрождение», удостоен многих церковных наград, в числе которых – Ордена преподобного Сергия Радонежского I степени и II степени.

За большой личный вклад в возрождение духовности на Гомельщине, значительную деятельность по строительству новых и возрождению разрушенных храмов, активную работу по духовно-нравственному воспитанию подрастающего поколения Владыка Аристарх удостоен звания «Почётный гражданин города Гомеля». В сентябре 2011 года на Соборной площади председатель Гомельского горисполкома В. И. Пилипец и председатель Гомельского городского Совета депутатов И. А. Бородинчик вручили Владыке Аристарху свидетельство и удостоверение этого почётного звания.

Он активно содействовал поддержанию духа братской любви, сохранению мира и стабильности в белорусском обществе. За последние десятилетия демократизация общественной жизни повлияла на то, что значительно возросло религиозно-этническое самосознание народа Беларуси. По данным уполномоченного по делам религий и национальностей Беларуси Л. П. Гуляко 85 процентов жителей страны соотносят себя с определенной конфессией или религиозным направлением. И в том, что с религией стало связываться возрождение духовных устоев общества и национальных традиций, огромный вклад есть и Владыки Аристарха.

Религиозному Ренессансу способствовал и пересмотр отношений между церковью и семьёй. Наиболее острой проблемой современности владыка считал воспитание молодёжи. «Как оторвать её от экранов телевизоров, компьютеров, общение с которыми в последнее время заменило для многих в жизни всё? Человек утрачивает не только интерес к духовной жизни, но и элементарное стремление к нормальному человеческому общению с себе подобными... Эти проблемы должны быть заботой не только Церкви. Начинать здесь, конечно, нужно с родителей. Ведь семья – это начало начал, ядро всякой здоровой государственности», – говорил владыка в одном из своих последних интервью...

Порой сегодня можно услышать: «А почему бы не верить каждому тихонько у себя дома? Зачем вообще современному обществу нужна религия?» В ответ хотелось бы спросить: «А зачем нужно учиться в университете, ведь можно просто учиться дома, имея все нужные учебники?» В жизни человека всегда есть ситуации, когда он обращается именно к опытному врачу, автомеханику, юристу. Довольно часто человек нуждается в духовном друге, советчике... В Церкви это «духовный отец», который не заслоняет Богом дарованную свободу, а предостерегает от неверных шагов в жизни...

Аристарх был не только архипастырь, но наставник и отец. Своей теплотой и открытостью души он помогал многим людям обрести прочные духовные ориентиры, чтобы следовать лучшим христианским идеалам добра, любви, милосердия. Никогда никому не отказывал во внимании, источая сердечное общение, был ко всем чуток и добр, для каждого находил нужные слова наставления и утешения.

Под его духовным окормлением находился один из самых сложных регионов Беларуси, где трагические последствия Чернобыльской катастрофы, произошедшей почти 30 лет назад, ощущаются по сей день. Благодаря стараниям владыки памятник архитектуры деревянного зодчества XIX века перенесен в 2001–2006 годах из выселенной зоны Добрушского района в Гомель, реконструирован и восстановлен личным составом Гомельского инженерного института как храм-памятник жертвам Чернобыля.

Неизгладимый след оставили проповеди Аристарха. Кому довелось пообщаться с владыкой, испытали на себе силу его молитвы, искреннюю заботу архипастыря, пекущегося о человеческих душах. Со всей области к нему постоянно приезжали миряне и духовенство, порой в день ему приходилось принимать до 50 человек. Однако он не уходил из кабинета, пока не ответит на все вопросы, оставаясь терпеливым, простым и открытым в общении.

Владыка Аристарх умер во время молитвы 23 апреля 2012 года, в родительском доме в деревне Осовецкая Буда... Многие из тех, кто пришёл проводить его в последний путь в соборе святых апостолов Петра и Павла, не могли сдержать слёз: они потеряли духовного отца и человека, ставшего для них родным и близким…

Его проповеди были богословски полноценны, актуальны и интересны, образны и жизненны. Они полностью захватывали внимание слушателя, обогащали внутренний мир. Сегодняшнее осмысление содержания высказываний владыки Аристарха раскрывает нам его мудрый взгляд на человеческую природу, роль и место болезней и страданий в жизни человека, физическое и духовное здоровье современника. Приведу лишь некоторые размышления Архиепископа Гомельского и Жлобинского Аристарха из Пасхального послания 15 апреля 2012 года:

«Иные наши современники и готовы назвать себя христианами, но думают, что почтят Господа, исповедуя в нём учителя житейской мудрости, древнего экстрасенса, йога или посланца внеземной цивилизации. Бедные люди, обкрадывающие себя и смущающие других! Как же им понять, что их самые громкие эпитеты применительно к нашему Творцу и Спасителю являются обыкновенной словесной шелухой? Люди могут величать Христа как «супер-звезду», но не будет в том пользы, пока они не примут Его смерть как свое искупление и не захотят воскреснуть вместе с Ним для безгрешной жизни.

…Живём ли мы сами в соответствии с собственной верой, давая изобразиться в себе чистейшему Образу Бога? Не чужды ли делам милосердия, боремся ли с дурными страстями или охотно им предаёмся? Мы славим воскресшего Христа, но помним ли, что своими нераскаянными грехами вновь и вновь вонзаем гвозди в Его многострадальное Тело?

…Самая долгая жизнь здесь проносится как миг, но и каждый миг может оказаться решающим в деле нашего спасения…»

Олег АНАНЬЕВ, заместитель директора Гомельской областной универсальной библиотеки им. В.И. Ленина, член Союза писателей Беларуси, искусствовед, член Белорусского союза художников, Международного союза писателей и мастеров искусств