Логотип для шапки

 

Память благоверного Царевича Димитрия, Углицкого и Московского

SmutaДважды на страницах нашего монастырского еженедельника "Правило веры" упоминалось о Смутном времени в истории нашего Отечества. Первый раз в статье об осаде главного монастыря Русской земли – Свято-Троицкой Сергиевой Лавры польско-литовскими войсками, во второй раз описывалась жизнь и мученическая кончинуа Патриарха Ермогена, активно выступавшего за изгнание захватчиков. И вот теперь, в эти майские дни, мы подходим к годовщине события, с которого, в общем-то, и начинается Смутное время на Руси. Как обычно, в этой поистине детективной истории обо всём по порядку.

1584 год. В Москве неожиданно умирает один из самых знаменитых правителей русской истории – Царь Иоанн Васильевич Грозный. Было ему на тот момент 53 года. Возраст ещё далеко не пожилой, да и на здоровье Государь не жаловался. Поэтому его неожиданная смерть произвела едва ли не столько же слухов и домыслов, сколько вся его далеко не однозначная жизнь. Мы не будем останавливаться подробно на его персоне, тем более, что не Иван IV главный герой нашего сегодняшнего повествования. Скажем только, что жён у Царя было никак не менее семи, из которых большинство неофициальных, то есть невенчанных. И от этих жён родилось у его пятеро сыновей. Двое умерли во младенчестве, ещё один – Иоанн Иоаннович скончался за три года до смерти отца, и обстоятельства его гибели до сих пор вызывают множество споров. Кстати говоря, именно он считается тем сыном, которого сам Грозный Царь и убил.

Таким образом, после смерти Ивана IV осталось у него лишь двое сыновей. Причём, наследовать престол имел право только старший, царевич Фёдор Иоаннович двадцати семи лет от роду, сын от первой законной супруги Грозного, Анастасии Романовны Захарьиной-Юрьевой. К слову, многие историки сегодня считают, что эта царица была единственной настоящей любовью Иоанна Васильевича и именно после её смерти в Царе развилась жестокость и подозрительность. Младший же сын, двухлетний Димитрий Иоаннович, никаких прав на престол не мог иметь, так как мать его, Мария Фёдоровна Нагая была шестой женой Грозного, а значит, незаконной.

Царь Фёдор, взойдя на престол, решил удалить брата подальше от Москвы. Он выслал Димитрия с матерью в город Углич, поставив формально местным князем. Углич в течение трёх поколений последних Рюриковичей доставался во владение младшим братьям правителя. Однако, положение Димитрия сильно отличалось от прежних Углицких князей. Дело в том, что реальным правителем в Угличе был, конечно же не сам двухлетний Царевич, и даже не его мать, назначенная регентшей (правительницей при малолетнем монархе), а дьяк Михаил Битяговский, присланный из Москвы. Позднее к этой фигуре мы ещё вернёмся.

Правление Фёдора Иоанновича в России выдалось недолгим. При этом современники, дававшие ему характеристику, говорили о Царе то как о слабоумном, то как о благочестивом и кротком, но безвольном правителе. Русская церковь же прославила его в лике святых всего спустя девять лет по его кончине. Так или иначе, четырнадцать лет Фёдорова царствования все государственный вопросы решал совсем не он, а всесильный приближённый к трону боярин Борис Годунов. Наследника же у самого Царя не было, поэтому единственным потомком Ивана Грозного в случае смерти Фёдора становился малолетний Царевич Димитрий. Впрочем, при жизни Димитрия в богослужениях никогда не поминали как Царевича, а всегда лишь как князя.

25 мая 1591 года произошла сама Углицая трагедия. Димитрий Иоаннович восьми лет от роду трагически погиб. У этого события традиционно есть две версии. Версия первая. Царевич с друзьями под присмотром слуг играл «в свайку» (народная забава, смысл которой заключается в том, чтобы тяжёлым кованым гвоздём попасть в лежащее на земле железное кольцо.).

Внезапно с ним произошёл эпилептический припадок – «чёрная немощь», как выражались в то время. Мальчик упал прямо на «свайку», смертельно ранив себя в шею. Эту версию излагали очевидцы: кормилица Царевича и его дядя Григорий Фёдорович Нагой.

Однако же другой его дядя, Михаил Фёдорович и сама Царица утверждали совсем иную версию. Они заявили, что мальчик был зарезан тремя внезапно появившимися людьми: Осипом Волоховым (сын няньки Царевича), Никитой Качаловым и Данилой Битяговским (племянник и сын Михаила Битяговского, того самого фактического наместника Царя Фёдора в Угличе).

Впрочем, есть ещё и третья версия, но о ней позже. Как бы то ни было, едва сердце Царевича перестало биться, в городе ударили в набат. Собравшаяся толпа народа, услышав от Царицы Марии версию убийства её сына, в ярости разыскала троих подозреваемых и без суда и следствия попросту разорвала их.

Спустя четыре дня Борис Годунов, которого сразу же заподозрили в причастности к убийству, отправляет в Углич комиссию для расследования гибели Царевича. Комиссия, в составе которой был боярин Василий Шуйский, опросив свидетелей, приняла версию, наиболее выгодную Годунову: смерть Димитрия наступила в результате несчастного случая.

Спустя двенадцать лет появилась и третья версия, очень дорого стоившая России. Она состояла в том, что Царевич Димитрий вовсе не погиб, а был спрятан верными людьми от покушения со стороны наёмников Годунова. Эта версия привела в пределы Русского Царства ряд самозванцев, первый из которых даже занял престол в Москве. В 1606 году, когда Лжедмитрий I был свергнут, на престол избрали нового Царя – Василия IV Шуйского, того самого, что входил в состав следственной комиссии по Углицком уделу. Но теперь он заявил о том, что выводы комиссии были подложные, а в действительности Царевич погиб от рук убийц, присланных Годуновым.

В начале июля 1606 года в Углич прибыл Митрополит Ростовский Филарет, будущий Патриарх. Он возглавил комиссию, направленную, по словам самого Василия Шуйского «уста лжущия заградить и очи неверующия ослепить глаголющим, яко живый избеже (царевич) от убийственных дланей». То есть, доказать, что Димитрий Иоаннович действительно погиб, а самозванцы – всего лишь самозванцы. Митрополитом была вскрыта могила Царевича, мощи которого были обретены совершенно нетленными. Слух об этом быстро пронёсся по России. Торжественная процессия с новообретёнными мощами направилась в столицу, а навстречу ей вышел сам Царь со свитой, в том числе и с Царицей Марией Фёдоровной Нагой. Они опознали тело августейшего отрока, а в тот же год было установлено общецерковное почитание благоверного Царевича Димитрия Углицкого.

На месте убиения его был построен храм – церковь Димитрия на крови. Православная Церковь учредила в 1997 году Орден благоверного Царевича Димитрия Угличского и Московского. Сегодня Царевич почитается как попечитель страждущих детей: сирот, инвалидов и беспризорников. А тогда, в начале XVII века его общецерковное прославление не позволило последующим самозванцам получить такую же популярность, как Лжедмитрий I, а значит, спасло Россию от завоевания иноземцами и объединило народ под знаменем единой державы, а затем и единого Царя – Михаила Фёдоровича Романова.

Диакон  Алексей  МИТРОФАНОВ  для  монастырского  еженедельника  "Правило  веры"

«Мария  Нагая  и  Царевич  Димитрий»  -  картина  современного  художника  Сергея  Блинкова