Логотип для шапки

 

Святитель Феофан Затворник

37614771На этой неделе мы празднуем сразу два события, связанных с жизнью Святителя Феофана Затворника: двести первую годовщину со дня его рождения и сто двадцать вторую со дня его блаженной кончины. Безусловно, многие из читателей нашей газеты хорошо знакомы если не с трудами, то во всяком случае со многими знаменитыми изречениями нашего  славного  святого.  Ведь  он   был  не  просто  архиереем.  Владыка  стал  одним  из виднейших мыслителей, богословов, публицистов и проповедников своего времени.

Григорий Васильевич Говоров, будущий епископ Феофан родился на Орловщине в семье сельского священника. Окончил духовное училище в городе Ливны и в возрасте четырнадцати лет поступил в Орловскую духовную семинарию. В те годы ректором семинарии был видный миссионер архимандрит Исидор (Никольский). Упомянуть об этом человеке следует особо, так как в 1830-1840-х годах он нёс своё архиерейское служение на белорусской земле, сначала епископом Полоцким и Виленским, а затем – Могилёвским и Мстиславским. Здесь он разворачивал кипучую деятельность по борьбе с католичеством и униатством.

В 1837 году Григорий Говоров с отличием окончил семинарию, и как лучший выпускник своего курса был направлен продолжать обучение в Киевской духовной академии. Учёба в Киеве шла так же успешно, а 15 февраля 1841 года ректор академии епископ Чигиринский Иеремия постриг его в монашество с именем Феофан. В том же году состоялась диаконское, а затем и священническое рукоположение. По окончанию академии начался долгий и непростой период жизни иеромонаха Феофана, связанный с работой в сфере духовного образования. Сначала он исполнял должность ректора Киево-Софийских духовных училищ. Затем его определили инспектором Новгородской духовной семинарии. С 1845 года он – помощник инспектора Санкт-Петербургской духовной академии. Но учебная работа очень тяготила Феофана, он не чувствовал в ней своего предназначения. В 1847 году иеромонаха Феофана назначили членом Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Здесь, на Святой Земле ему довелось прожить семь лет. Миссия, возглавляемая архимандритом Порфирием (Успенским) могла бы продолжать действовать в Палестине и дальше, но вот уже сгущались тучи над Крымом. Османская империя, которая простиралась от Балкан до Персии, владела Египтом, Аравией и Ближним Востоком, готовилась к большой войне против России. С началом Крымской войны Русская Духовная Миссия в Иерусалиме была отозвана обратно на Родину.

В России иеромонах Феофан в 1855 году становится архимандритом и назначается ректором Олонецкой Духовной семинарии, а спустя два года - Санкт-Петербургской духовной академии в звании профессора богословских наук.

1 июня 1859 года стало знаковым событием для архимандрита. В Троицком соборе Александро-Невской лавры Санкт-Петербурга он был хиротонисан во епископа Тамбовской епархии. Эту должность он занимал четыре года, пока не был переведён на Владимирскую кафедру.

В 1866 году произошёл главный поворот в жизни владыки Феофана. Ещё довольно молодой пятидесятилетний архиерей, он подал прошение в Святейший Синод об увольнении его на покой с правом пребывания в Вышенской пустыни Тамбовской епархии. Это прошение стало огромной неожиданностью для всего руководства церкви. Митрополит Санкт-Петербургский Исидор (тот самый, бывший ректор Орловской семинарии) потребовал объяснений у своего некогда ученика. Епископ Феофан отвечал ему следующее: «Я ищу покоя, чтобы покойнее предаться занятиям желаемым, но не дилетанства ради, а с тем непременным намерением, чтобы был и плод трудов, — не бесполезный и не ненужный для Церкви Божией. Имею в мысли служить Церкви Божией, только иным образом служить».

Прошение было удовлетворено, а в 1872 году бывший епископ ушёл в затвор. Каждый день он служил литургию в домовой церкви, занимался переводами аскетических книг. Всего лишь раз ему довелось покинуть затвор во время визита Тамбовского губернатора. Вероятно, так он хотел подать пример почтения властям для молодых монахов, отдавая «кесарю кесарево». Как и всякий подвижник, владыка Феофан совершенно отказывался считать свой затвор подвижничеством и даже вообще затвором. Интересны сами его слова по этому поводу: «Ничего тут затворнического нет. Я заперся, чтобы не мешали, но не в видах строжайшего подвижничества, а в видах беспрепятственного книжничества». При этом он не впадал в самообольщение: «Можно и при затворенных дверях по миру шататься, или целый мир напустить в свою комнату».

Находясь в затворе, владыка постоянно вёл переписку с разными людьми. В день ему приносили до сорока писем, и на каждое из них он считал своим долгом ответить. В 1876 году, по-прежнему находясь в затворе, владыка Феофан стал доктором богословия, переведя на русский язык первый том «Добротолюбия» Никодима Святогорца.

Земная жизнь Святителя Феофана Затворника завершилась в Праздник Крещения Господнего 19 января 1894 года. На Поместном Соборе Русской православной церкви в 1988 году, посвящённом  1000-летию Крещения Руси, Феофан Затворник был прославлен в лике святителей. И по сегодняшний день он продолжает оставаться одним из самых читаемых русских церковных писателей XIX столетия.

диакон Алексей МИТРОФАНОВ для "Правило Веры"