Логотип для шапки

 

Александр ЕЛОПОВ: Права человека. Да, но какого человека?

OONВ нашем мире хватает замечательных вещей, от которых, если вовремя не увернуться, можно погибнуть. Вот вино – оно радует сердце, но возьми бутылкой больше  и  дойдешь  до  скотства  и  зверства.  Телевидение  –  такое  интересное, что  хочется  смотреть  до  отупения.  Автомобиль  –  везет  наши  тела  и  грузы, попутно отравляя атмосферу… Не будем удлинять список подобных примеров, остановимся на правах человека.

10 декабря 1948 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека, по поводу чего позднее, в 1950 году, был учрежден международный праздник. В Преамбуле Декларации говорится, что этот документ выражает стремление всего человечества к свободе, справедливости и всеобщему миру, к преодолению и недопущению варварских актов против человеческой личности, к тому, чтобы людям не приходилось вновь и вновь прибегать к восстаниям против тирании и угнетения. А далее звучат знаменитые слова: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства» (Статья 1).

Кто б с этим спорил? Вот ты, читатель (и, скорее всего, христианин), разве ты против братских отношений между людьми? Разве ты не признаешь (хотя бы в теории, официально) высокую ценность человеческого достоинства и свободы? И неужели ты хотел бы, положа руку на сердце, жить под тиранической властью какого-нибудь Ирода, Нерона или Гитлера? Так что же – да здравствуют права человека?

Не стоит спешить с восторгами. Лично я, вообще, не люблю «даздавствовать», поскольку знаю из истории, как часто этим воплем усыплялась человеческая бдительность перед совершением очередной коллективной глупости или преступления. Что касается данного конкретного случая, то присмотритесь внимательнее – или вы не видите, сколько гадостей в современном обществе оправдывается как раз ссылкой на права человека? Извращение любви и разрушение традиционных семейных ценностей, убийства детей во чреве матери и кощунственные выходки в христианских храмах, безумства молодежной моды и непристойные «эксперименты» в сфере искусства… Во имя защиты прав человека теперь производятся государственные перевороты и развязываются войны, уносящие многие тысячи человеческих жизней, опустошающие цивилизованное общежитие целых стран!

Думаю, проблема здесь не в том, что людям дали, как некоторые говорят, слишком много прав, а в том, что в людях, во мне, например, (про тебя читатель молчу) остается все меньше человека. Кстати, не потому ли многим нашим современникам так понравилось смотреть фильмы про зомби, которые снимаются по несколько за год? Может, люди бессознательно чувствуют, что они уже не совсем те, кем себя все еще по инерции называют? 

Ведь что такое человек? Существо, через которое в нашем мире явлен и сохраняется (должен, по крайней мере, сохраниться) Образ Божий. Да, да! Первая и самая главная икона Бога на Земле, созданная Им Самим, можно сказать, чудотворная икона – это человек, это мы с тобой, читатель! И нас же Всевышний пригласил к дальнейшему сотворчеству: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48), т. е растите дальше, все больше уподобляясь Богу. Вот она, норма человеческой жизни, наше естество и призвание, то, в чем единственном может успокоиться сердце человека!

Для того чтобы люди оставались на высоте своего положения в системе мироздания, им были даны заповеди Божиего Закона (почитай единого Бога, не убей, не лги, возлюби ближнего как самого себя и т. д.).

Мало того, Сам Бог решил показать нам, что это значит – быть человеком в полном смысле данного слова. Даже Понтий Пилат, судя по всему, этот намек понял, правда, страха ради иудейского, ему не последовал. Помните, как он сказал об Иисусе, уже истерзанном и в терновом венце: «Се, человек!» (Ин. 19, 5)?

Так вот, не принимая Христа или от Него отрекаясь, мы, люди, себя предаем, мы обессмысливаем и делаем весьма проблематичным наше дальнейшее существование. Все человечество в целом выходит на путь исторической катастрофы, на котором права человека становятся не предостережением и препятствием, а лишним поводом и подспорьем к тому, чтобы растоптать человеческое достоинство и покончить с человеческой свободой. Как написал об этом (хотя, возможно, и сам того не понял) поэт И. Губерман:

Я боюсь, что там, где тьма клубится,

где пружины тайные и входы,

массовый инстинкт самоубийства

поит корни дерева свободы.

Что, стало грустно? В Церковь, все в Церковь!

Александр ЕЛОПОВ для монастырского еженедельника "Правило веры"