Логотип для шапки

 

Годовщина со дня смерти священника Даниила Сысоева

SisoevХристианская церковь являла нам примеры мученичества во все времена. Мы чтим память мучеников времён гонений в Римской империи, посвящаем им храмы, нарекаем своих чад их именами. В 2000 году Русская Православная Церковь прославила целый сонм новомучеников, более тысячи заступников и молитвенников за наши грешные души обрели мы сразу.

В просвещённом двадцать первом веке, когда, казалось бы, правят высокие технологии, процветает всеобщий нравственный нигилизм, остаются люди, готовые положить свою жизнь ради Христа, ради Его Церкви, ради чистоты православной веры. Примером такого самопожертвования стал в 2009 году настоятель московского храма святого апостола Фомы священник Даниил Сысоев.

Даниил родился в Москве 12 января 1974 года, в русско-татарской православной семье. Его отец был протоиереем, а мать - внучка татарского муллы, преподавала Закон Божий в православной классической гимназии. В 1991 году, получив рекомендацию и характеристику от священника Артемия Владимирова, он поступил в Московскую духовную семинарию. Уже тогда у молодого семинариста  проявились черты будущего знаменитого миссионера. Он активно дискутировал с преподавателями и студентами, как только они допускали малейший компромисс с иноверцами. В те юные годы у Даниила созрело твёрдое убеждение в том, что спасительная истина может быть только в Православной Церкви, и истину эту нужно нести людям непрестанно.

В 2000 году Даниил Сысоев закончил Московскую духовную академию с присвоением степени кандидата богословия, а через год Святейший Патриарх Алексий II рукоположил его в священный сан иерея. При деревянном храме апостола Фомы, настоятелем которого стал отец Даниил, он организовал курсы для подготовки «уличных миссионеров». Батюшка, защитивший в свое время кандидатскую диссертацию по разного рода сектам, в том числе свидетелям Иеговы, прекрасно знал, какие методы обращения к душам людей могут быть самыми эффективными. С 2004 года началась преподавательская деятельность отца Даниила в Перервинской православной духовной семинарии, где он сначала читал курс литургики, а затем миссиологии.

Миссионерство стало делом всей его жизни. Каждое богослужение в храме святого апостола Фомы сопровождалось проповедью. На литургии речь шла о Евангельском чтении, на всенощном бдении – о празднуемом церковью событии. Слово Божие, по мнению настоятеля, пастырь должен нести людям во всякий час жизни своей. Но проповеди отца Даниила выходили далеко за пределы храма. В составе православной миссии он посещал родину своих предков – Татарстан, отправлялся в Киргизию.  Он нес пастырское слово не только православным, но и проповедовал среди мусульман. Сегодня каждому из нас не составит большого труда отыскать в интернете аудио- или видео-версии открытых богословских диспутов отца Даниила Сысоева. Их было пять. Первые два проходили с мусульманами, где в качестве оппонента выступил Али Вячеслав Полосин, бывший калужский протоиерей, обратившийся в ислам. Характер полемики вызвал широкий резонанс в обществе. Даже в ходе диспута ведущему постоянно приходилось делать замечания его участникам с мусульманской стороны. Третий, четвёртый и пятый диспуты проходили со старообрядцами. Их представлял Глеб Чистяков, редактор Информационного отдела Московской Митрополии Русской Православной Старообрядческой Церкви. Здесь диалог шел в гораздо более спокойном ключе.

Мусульмане неоднократно подавали в суд на отца Даниила за его высказывания об исламе. На него постоянно сыпались угрозы с расправой. Один из исламских религиозных лидеров России публично назвал его «русским Салманом Рушди» (Английский писатель индийского происхождения, который в своём романе «Сатанинские стихи» поглумился над пророком Мухаммедом и Кораном). Как оказалось, угрозами дело не ограничилось.

19 ноября 2009 года в храм святого апостола Фомы зашёл человек в медицинской маске. Очевидцы потом вспомнят, что вопрос: «Где Сысоев?» - неизвестный задал с  ярко выраженным кавказским акцентом. Увидев отца Даниила, он сделал в батюшку несколько выстрелов. Священник скончался в первом часу ночи на операционном столе.

Сегодня практически ни у кого нет сомнения в том, что смерть отца Даниила есть убийство на религиозной почве. Можно долго рассуждать о том, виноват ли в своей гибели сам погибший, и послужили ли резкость и бескомпромиссность его суждений причиной тому.  Можно по-разному относиться и к взглядам убитого, в частности к его «уранополитизму», отрицавшему всякий земной патриотизм. За это священника часто критиковали многие патриотические издания. Можно допустить, что жизнь его и убеждения могли быть не безошибочными. Бесспорно одно: отец Даниил пострадал за Правду Божию, погиб за веру во Христа и за проповедь этой веры.

Алексей МИТРОФАНОВ для "Правило веры"