Логотип для шапки

 

Прп. Сергий Радонежский. Тишина доброты и нежности

00068В день памяти прп. Сергия Радонежского архимандрит Савва (Мажуко) возглавил Божественную литургию в монастырском храме святителя Николая Чудотворца и крестный ход с иконой угодника Божия святого Сергия.

Архимандрит Савва (Мажуко): – С праздником, братья и сестры! Мы сегодня с вами вспоминаем преподобного Сергия Радонежского. Дважды в год совершается его память, и сегодня день обретения честных мощей преп. Сергия Радонежского. Мы всегда в этот день совершаем крестный ход с украшенной цветами иконочкой. Это наша традиция, потому что наш монастырь был основан владыкой Аристархом, о. Антонием, а они выходцы из лавры преп. Сергия Радонежского – ученики преп. Сергия. И более 600 лет стоит этот монастырь – Троице-Сергиева лавра, и многие из вас там бывали.

Я хорошо помню день, когда сам там оказался впервые в жизни, когда мне было 16 лет. И это было моей мечтой – увидеть этот монастырь, потому что, прочитав житие преп. Сергия Радонежского, его биографию, я просто был потрясён внутренней красотой этого человека. Понять, что такое святость, наверное, можно только познакомившись с жизнью такого человека – удивительного, как преп. Сергий Радонежский. А для нас для всех это очень-очень важно.

Потому что рано или поздно каждый верующий человек, он сталкивается с тем, что все вокруг кажется ненастоящим. Это все только «слова, слова, слова…», какие-то образы… Все – не то! И молитва – вовсе не молитва. И церковь – не то, чем кажется. И священники оказывается всего лишь люди, не более того. И жизни духовной, кажется, нету. И так далее. Для нас в такие моменты, именно в такие моменты, очень важно вспоминать о людях с подлинной святостью жизни.

И вот Сергий Радонежский – один из таких людей, в чей лик мы всматриваемся. Чтобы напомнить себе о том пути истины, которое и есть христианство самое настоящее. Потому в церкви мы вспоминаем их каждый год. А некоторых, как преп. Сергия, или святителя Николая – дважды в году вспоминаем, чтобы себя поддержать. Чтобы не запутаться в наших словах, в иллюзиях. Мы ведь большие мастера сочинять себе наши личные портреты. И вот у преп. Сергия Радонежского, как у настоящего подлинного святого, в его житии есть одна удивительная черта, которая, знаете, сражает, покоряет всякого, кто знакомился с биографией Сергия Радонежского.

Это подлинная тишина доброты и нежности. То, что поражало его современников. Тишина неизглаголанная. Вот этого человека, который, казалось бы, в жизни своей ничего особенного не сделал. Всего лишь основал монастырь, всю жизнь в этом монастыре прожил, в дремучем лесу. От его облика исходила такая сила чего-то настоящего, весомого… Причем это было не кричащее, не захватывающее, не просто покоряющее, а удивительная тишина настоящей подлинной жизни. Тишина неизглаголанная. Некоторая даже деликатность. Или, я произнесу то слово, которое очень любил владыка Аристарх, – скромность.

Скромность. Настоящая скромность. На самом деле сейчас очень редкое качество. Потому что мы сейчас говорим, что нужно самоутверждаться, искать успеха какого-то. И забываем, что скромность как раз выдает человека подлинного успеха. Человека, который сам себя нашел, познакомился сам с собой.

И вот вокруг Сергия Радонежского сложился монастырь, община, из которой потом вышли удивительные люди, основавшие несколько десятков крупных известных монастырей, с монастырскими школами. Таких как Кирилло-Белозерский или же Саввино-Сторожевский.

Вот этот скромный человек сумел так вдохновить своих учеников и учеников их учеников, что эти люди никак не могли остановиться в каком-то настоящем, основательном творчестве. Хотя сам Сергий Радонежский ведь ничего не писал, как-то особенно не наставлял, до нас не дошли его собрания сочинений. Ничего подобного. Но он сумел вот этой тишиной своей скромности и подлинной жизни вдохновить людей, вдохнуть в них какой-то порыв творческий, который до сих пор, кстати, не останавливается, потому что лавра Сергиева стала центром духовного образования. Там находится Московская Духовная академия. Там учились и преподавали выдающиеся философы, историки, богословы. Это все очень неслучайно. Для нас это почему важно? Потому что ведь Сергий Радонежский явил простые и понятные очень черты жизни, которые ищет каждый человек, в жизни каждого христианина. То есть, вот эта скромность вдохновляющая тишина – это то, чего ожидает от нас этот мир, наши близкие, неверующие даже люди.

Когда на нас нападают люди нецерковные или даже неверующие (хотя я ни разу в жизни не встречал неверующего человека), те люди, которые себя считают, или пытаются представить неверующими. Они на самом деле, нас провоцируют, чтобы найти в нас эту подлинную, скромную, вдохновляющую тишину. Они ищут в нас этой основательности.

Не потому, что они хотят нас оскорбить, чаще всего. А потому, что им хочется где-нибудь найти это. То, о чем говорит Священное Писание, то, о чем говорят жития угодников Божиих. И вот сталкивается человек с верующим, с церковным человеком, или со священником, иерархом. И если он по-другому не воспитан, как правильно спросить, он может даже оскорбить. Как дети в школе знакомятся. Если мальчику понравилась девочка, он ее иногда, чтобы познакомиться, просто бьет ее портфелем по голове. И после этого бывают очень крепкие, сильные союзы. У меня мои друзья, например, так познакомились, и создали семью потом после школы, поженились. А началось с того, что он запустил в нее портфелем.

Если нас провоцирует неверующий человек, оскорбляет, это не всегда значит, что он агрессивен или зол именно на меня или на церковь, и он хочет оскорбить меня, может быть он просто таким способом – ему доступным сейчас образом – пытается найти в нас, разглядеть эту тишину неизглаголанную, вдохновляющую, которая, может быть, его жизнью заразит. И в ответ он видит, что мы такие же. Какие? Злые, агрессивные.

Это очень бывает важный урок для нас. Мы ведь верующие люди. Верующие, но забываем, что сфера религии и веры – это очень деликатная тема, это очень чувствительная сфера жизни человека. Крайне чувствительная!

И здесь с нами дурную шутку играет с нами наша ревность не по разуму. Так ее называли старцы Оптинские. Ревность не по разуму. Ведь мы слышим о том, что «молчанием предается Бог», что нужно за веру свою бороться, и так далее, и мы этот призыв воспринимаем как непременный рецепт поступка, действия. И ведем себя очень агрессивно, бывает, неаккуратно. Неделикатно в этой деликатной теме. Вы встречаете человека, который, например, не принадлежит неправославной церкви. Он баптист или свидетель Иеговы, а может быть просто неверующий или увлекается, например, теософией. И вот эта наша ревность не по разуму ведет иногда к тому, что мы человека оскорбляем. Вместо того, чтобы вдохновить его, заразить этой тишиной, которая в нас есть на самом деле. Это только кажется, что мы такие пустышки на самом деле. Потому что Дух Божий дышит, где хочет. Мы сами не знаем, что мы носители Духа Божия. Мы просто не позволяем ему говорить через нас. Потому что мы не позволяем себе успокоиться, замолчать, чтобы Дух Божий говорил через нас.

Мы ведь в церкви, находясь на богослужении, не просто молимся, не просто исполняем какие-то обряды, Дух Божий, который в храме почивает, Он тоже касается и нас. И мы его отсюда выносим. Но из-за наших иллюзий, призраков, которые в нас бродят, представлений о себе неправильных, мы не даем ему говорить.

Потому что в святых духоносцах говорила не их разумность или мудрость, а Дух Божий проговаривал через них. Эта тишина неизглаголанная и был дар Духа Святаго. И вот, друзья мои, Он в каждом из нас почивает. Но Он разговаривает только в тишине, скромности, в доброте. Это очень важно помнить. Особенно в те моменты, когда мы вынуждены, как нам кажется, или защищать веру, или отстаивать свои убеждения. Тут нужно начинать всегда с тишины. Не с агрессии. Не с провокации. Не с оскорблений уж ни в коем случае, а с тишины.

В Евангелии Господь говорит, что вы не заботьтесь о том, что сказать, когда вас поведут на судилище, когда вы вынуждены будете спорить, потому что Дух Святой найдет нужные слова. Но мы не позволяем Ему говорить, потому что мы не позволяем себе тишины. И забываем, что область веры – это область очень тонких деликатных чувств и отношений.

Здесь нужно быть очень осторожным! Не торопиться со своей ревностью, не торопиться с осуждением, а быть очень осторожным и деликатным. Потому что ревность Божья по вере, ревность по Боге – это очень редкий случай в жизни человека. И вы почувствуете, когда нужно эту ревность проявить. Но почувствовать, опять же, это можно только в тишине.

Поэтому вот мы смотрим с вами на икону Сергия Радонежского (сейчас после Литургии у нас еще крестный ход будет с этой иконой), и мы ищем этой тишины, опоры в этой тишине. Нужно помнить: прежде чем взволноваться, нужно угомониться. Нужно опереться на эту тишину, на скромность опереться. Поэтому, если у вас в жизни будут эти деликатные ситуации, а они будут, вспомните про преподобного Сергия Радонежского. Как бы он спорил? Что бы он говорил?

Потому что люди на самом деле убеждаются не словами. Не слова, не доводы, не аргументы делают человека верующим. Бывает, человеку достаточно посмотреть на лицо молящегося. Как прекрасны наши лица, когда мы молимся. Вы этого не знаете, потому что вы все смотрите на алтарь. Я, как священник, когда поворачиваюсь лицом к вам, я просто любуюсь. Вы очень красивые люди в тот момент, когда вы молитесь.

Позвольте себе быть прекрасными. Опирайтесь всегда на эту тишину молитвы. Ищите ее, и, может быть, не слова ревности, не слова спора человека вдохновят на то, чтобы быть христианином, учеником Христовым, а наше молчание, молитвенное молчание об этом человеке, наша скромность. И самое главное, самое важное основание – это доброта. Потому что только в добром сердце, а значит, в любящем сердце, Дух Божий обитает, Дух Божий живет и Дух Божий говорит. Только через тишину, доброту и скромность. Аминь!

Проповедь расшифровала монахиня Анастасия (Ченикалова) (г.Ставрополь, Россия)

Фото Кирилла САСЫКБАЕВА