Логотип для шапки

 

Свято-Успенский Казимировский монастырь

IMG 0736Этот женский монастырь, пожалуй, самый незаметный из всех существующих в нашей епархии, но, вместе с тем, он является и старейшим из всех действующих. Конечно, Терешковский монастырь Рождества Богородицы на несколько десятилетий древнее Казимировского, но эта наша православная святыня, хотя и расположена недалеко от Гомеля, до настоящего времени не возрождена. Судьба Казимировской обители сложилась счастливее.

Уже само название – Казимировский, подсказывает нам, что монастырь изначально был не православным. И это действительно так, основан он был как униатский базилианский в начале XVIII века. Это было тяжелое время для Речи Посполитой. Шла Северная война (1700–1721 гг.), на территории Беларуси и Украины проходили боевые действия. Но православному населению государства приходилась особенно тяжело. Кроме тягот войны они вынуждены были терпеть еще и давление своей администрации, стремившейся утвердить среди православных унию (союз) с римо-католической церковью. Для достижения этой цели, среди прочего, был создан униатский монашеский орден в честь Святителя Василия Великого – василианский, или на латинский манер базилианский орден.

Некоторые сведения по истории монастыря сообщил архимандрит Николай (Трусковский) (+20.08.1887 г.) в «Историко-статистическом описании Минской епархии» за 1864 г.

Монастырь был основан шляхтичем герба «Радван» Казимиром Юдицким в 1713 г. Род Юдицких происходил из Польши, имел владения в речицком повете, и представители его неоднократно занимали здесь различные поветовые должности. Пан Казимир был депутатом от Речицы с 1701 г. и являлся маршалком и подкаморием речицким. Похоже, что он также принял участие в боевых действиях, так как побуждением к постройке монастыря «было чувство благоговения и благодарности к чудотворной иконе Пресвятой Девы Марии, доставшейся ему от предков и бывшей с ним на войне, в которой он одержал неожиданную победу». Икона написана на холсте в живописной традиции. С 1720 года чудеса, источаемые святым образом, начали записываться в особую книгу.

Монастырь был основан К. Юдицким на пустынном месте. Им же было построено и местечко при обители, названное в честь его святого покровителя – Казимирово. На содержание монастыря Казимир Юдицкий записал деревню Косаги, в которой проживали до 100 крестьян обоего пола, состоявшую из 26 дворов.

17046Монастырская трехкупольная церковь в честь Успения Божией Матери была деревянной, как, впрочем, и все остальные монастырские здания, которые включали в себя: двухэтажную колокольню, жилой монашеский корпус с поварней, две житницы, возовню и стойла, двухэтажную житницу с погребом, винокурню, баню, гумно, сеновал, конюшню возле речки. В разное время в нем содержалось от 2 до 8 монашествующих. При монастыре было училище для шляхетских детей, в котором учителями бывали сами монашествующие, иногда был нанимаем особый светский учитель. Преподавались здесь начальные предметы: чтение, чистописание, катехизис и арифметика. Число учащихся простиралось от 2 до 9 детей. Монастырская Успенская церковь была вместе и приходской. Число прихожан доходило до 200 человек. Существовала при обители, хотя и не постоянно, богодельня на 2 или на 6 человек. Монастырская библиотека насчитывала 99 экземпляров книг, среди которых была и уже упомянутая выше книга, содержавшая в себе «описание чудес, бывших с 1720 по 1764 г. от чудотворной Казимировской иконы Божией Матери». Слава об иконе шла далеко за пределы Великого Княжества Литовского. Среди особенной помощи, оказываемой Божией Матерью через святой образ, была помощь в родах: «како помогает женам чадо рождать». Сюда приезжали женщины, боявшиеся родов. После горячей искренней молитвы их роды бывали легкими и проходили без осложнений.

В 1790 г. из монашествующих Казимировского монастыря с разрешения униатского митрополита Феодосия Ростоцкого учреждена была однолетняя Миссия проповедания Слова Божия в Литовской епархии. Ректором этой миссии был настоятель Иулиан Петрович, а членами 2 иеромонаха – Митрофан Дорошкевич и Алипий Куровицкий.

В 1794 году монастырь лишился своего имения Косаги. Владельцем местечка Казимирова к тому времени стал Игнатий Гелгуд, стражник Великого княжества Литовского. Он обманул тогдашнего настоятеля Мартиниана Видзинского. Сначала Игнатий внес село Косаги в свой инвентарь, а потом насильно овладел им.

В 1796 году местечко Казимиров и село Косаги Государем Императором Павлом I подарены генералу Дурову. За монастырем осталось только 5 моргов огородной земли. Лишившись населенного имения, монастырь содержался за счет денежных вкладов, записанных монастырю от Казимира и Антония Юдицких, от Варвары из Юдицких Тызенгауз и других его благотворителей.

Монастырь состоял в главном ведении провинциала Литовских базилианских монастырей. Управлялся он строителями, или старшими, из которых нам известны следующие:

1714 г. капеллан Симеон Вишняржевский.

1718 г. президент Вонифатий Рыдзевский.

1720 г. супериор Дионисий Чарнолуцкий.

1728 г. президент Сильван Мандрович.

1733 г. супериор Кассиан Ивашкевич.

1750 г. Иосафат Дедун.

1755 г. Алипий Пашкевич.

1760 г. Константин Грабовский.

1761 г. А. Марцинкевич.

1766 г. Маркин Сушчевич.

1768 г. Климент Жаба.

1772 г. Константин Грабовский.

1784 г. Иулиан Петрович.

1791 г. Мартин Видзинский.

1799 г. Филипп Одинец Добровольский.

1805 г. Гедеон Пусловский.

1809 г. Лука Рожанович.

1817 г. Лаврентий Липинский.

1822 г. Максимилиан Бончковский. О нем замечено, что он учился словесности, философии и богословию в монастырях и в Виленском университете и был учителем публичных школ 6 лет.

1828 г. Вонифатий Козакевич.

1831 г. Сильвестр Подобед.

В 1812 г. многие белорусские шляхтичи, в основной массе своей к тому моменту ополяченные, приняли сторону Наполеона во время его нашествия на Российскую империю. Тем не менее император Александр I простил шляхту, участвовавшую в войне или оказавшую содействие французской армии, и более того предоставил Польше еще большую, чем ранее, автономию. Вскоре после этих событий униатская община Казимирово решила преобразоваться в католический приход. Но после последовавшего в 1830–1831 гг. польского восстания католический приход прекратил свое существование.

После 1832 г. Казимировский костел был преобразован в православный храм. В 1859 году в местечке Казимирово было 33 двора. К 1864 году Успенская Казимировсая церковь Бобруйского уезда, Минской губернии, была приписной к Петропавловской приходской Поболовской церкви. На рубеже XIX–XX веков Казимировский приход включал в себя шесть селений, прихожан насчитывалось 818 мужчин и 789 женщин. Казимировский храм славился своей красотой, рядом с ним возвышались величавые липы. В самом местечке к престольному приходскому празднику Успения Божией Матери устраивалась ярмарка. В 1911 г. около церкви был построен кирпичный дом для священника.

Просмотренные нами Памятные книжки Минской губернии и номера «Минских епархиальных ведомостей» позволяют восстановить имена некоторых священно и церковнослужителей Свято-Успенской Казимировской церкви. В 1870 г. в с. Казимирово служили священник Антоний Антониковский, исполняющий должность псаломщика Василий Якубович, пономарь Григорий Пигулевский и просфорня Мария Бернадская. 15 октября 1877 г. в возрасте 46 лет отец Антоний упокоился. У него остались жена Александра Яковлевна 40 лет и дети: Мария 20, Елисавета 17, Фотий 15, Ольга 13 и Людмила 9 лет. После этого в Казимирово служил священник Петр Перебилло. В Памятной книжке на 1889 г. (1888 г. выпуска) указан священник Антоний Плавский. Согласно «Книжке» на 1900 г. (1899 г. выпуска) в Казимирово служил священник Лев Тычино, ранее служивший в Плиосовичском приходе. Перед революцией в Успенской церкви служил отец Николай Слупский.

После 1917 г. Казимировский приход разделил судьбу всей нашей Церкви. Зафиксированные воспоминания очевидцев тех страшных дней доносят до нас лишь отрывочные сведения об этом времени.

В разное время с 1917 по 1930–е гг. здесь служили священники отец Василий (фамилия неизвестна), отец Слупский (имя неизвестно) и отец Симеон Торбиков.

17070Исследователь Михаил Петрович Бекаревич обнаружил следующие сведения об отце Симеоне. В начале 1933г. в Жлобинском районе, в д. Казимирово были арестованы 12 крестьян и священник местной церкви Торбиков Семен Иванович. В постановлении о заключении под стражу и предъявлении обвинения от 22 января 1933г. записано: «...проводили антисоветскую агитацию, направленную против всех мероприятий партии и Соввласти в деревне, как-то: против заготовок, коллективизации, контрактации и др...».

В анкете арестованного было указано, что Торбиков Семен Иванович 1895г. рождения, уроженец д. Локмянная (Локманая) Буда, Климовичского района, из крестьян, белорус, грамотный, бессемейный, не судим, окончил 2–х классное Климовичское министерское училище в 1908 г., поп Казимировской церкви, лишен избирательных прав. Из имущества не имеет ничего. Ранее отец Симеон служил в соседнем Лукском приходе, но после закрытия храма в с. Луки переведен настоятелем в Казимирово.

Священник и арестованные одновременно с ним крестьяне обвинялись том, что «группа кулаков дер. Казимирово Казимировского с/с, Жлобинского р-на, Журавлева Николая Семеновича, Осташкевича Адама Викентьевича и др. в количестве 12 человек организовалась в группу, которая ставила своей целью срыва всех мероприятий Соввласти проводимые в деревне. Эта группа возглавлялась попом Казимировской церкви Торбиковым Семеном Ивановичем, который через церковь вел свою антисоветскую работу, распространял ложные слухи о развале колхозов на Украине, о нажиме Соввласти на крестьянство и приближение ее скорой гибели, призывал верующих и крестьян не сдавать хлеб государству». Среди прочих обвинений были и такие как: «устраивали свои сомнительные собрания, где читали библию».

Допрашивали отца Симеона всего один раз. Он держался мужественно, открыто обличал безбожников. Как, впрочем, и все, привлеченные по этому делу в качестве обвиняемых по 72 и 76 ст. ст. УК БССР, виновными себя не признали. Они поясняли, что никогда против мероприятий Советской власти не выступали, нелегальных собраний никогда не устраивали, против хлебозаготовок не выступали.

Тройка при ПП ОГПУ по БССР, приговорила Торбикова Семена Ивановича и с ним еще троих крестьян к высшей мере наказания – расстрелу, остальных обвиняемых к длительным срокам заключения. Мученическую смерть отец Симеон принял молодым – в 38 лет. Точное время и место расстрела неизвестны.

Жительница деревни Косаги (ныне часть Казимирово) Зинаида Андреевна Азаревич (в монашестве Зиновия) 1922 г.р. рассказывала о последовавших событиях: «Когда в Казимирово закрыли храм, местные прихожане сестры Агафия и Марфа с большим для себя риском собрали церковную утварь, иконы, книги, все, что можно было и «похоронили» на кладбище. Поставили крест. Но сельсоветчики выследили и раскопали тайник». Этот факт подтвердила и жительница деревни Курганье (рядом с Казимирово) Василиса Анатольевна Левута 1915 г.р. У самой же матушки Зиновии долгое время хранился золотой крест из Казимировского храма. Но и эту святыню конфисковали во время одного из обысков уже после войны.

Чудом была спасена Казимировская икона. Во время конфискации церковных святынь и имущества все, в том числе и иконы, выбрасывалось из церкви и беспорядочно сваливалось. Обыкновенно православные иконы были деревянными и легко узнаваемы советскими работниками, даже не умудренными в церковной жизни. Но Казимировский образ был написан на холсте. В тот момент он оказался вынутым из рамки и свернутым. Воспользовавшись замешательством, одна из сельских жительниц выхватила свиток и спрятала его у себя дома.

Храм был закрыт и разрушен. Местная жительница Любовь Семеновна Троцкая вспоминала: «…Из разобранных бревен сделали школу. Но занятия в ней так и не начались: деревню заняли немцы, школу разобрали на блиндажи». В доме священника до 1996 г. действовал сельский клуб.

Для "Правило веры" подготовил Андрей АНАНЬЕВ