Архимандрит Савва (Мажуко): "Самое главное – это остаться"

1200x900 ikona nedelya o bludnom syneДорогие братья и сестры!

Осталось две недельки до начала Великого поста. И вчера уже вечером пели «На реках Вавилонских…», а мы сегодня служим в фиолетовых ризах, облачениях, которые как раз являются цветом Великого поста. Великопостные облачения. А это значит, что скоро весна! Мы все с вами истосковались по теплу, по солнышку. Скоро все будет хорошо. Все скоро согреемся, друзья мои.

Сегодня по древней, очень древней традиции, за две недели до начала Великого поста читается воскресное Евангелие от Луки – Притча о блудном сыне. Текст, который вы все очень хорошо знаете. Текст, который взрослому человеку очень понятен. Понятна ему эта история, которая является картинкой биографии практически каждого взрослого человека. И не только личной истории, но даже истории целых народов.

Потому что мы можем сказать, что в притче о блудном сыне в какой-то степени это даже история нашей Родины, когда вдруг младший сын потребовал у отца все, что ему причитается и ушел «на страну далече». И изжил там все, что у него было, с блудницами. И стал нуждаться. А потом только вспомнил об отце, когда оголодал, истосковался. Мы, приятно нам это сознавать или нет, но мы живем в безбожном государстве и, к сожалению, даже в безбожном мире. Он очень стремительно освобождается от опеки Отца Небесного, теряют люди веру, стремительно теряют. Но мы видим, что сохраняется в истории этих безбожных народов та же самая логика, что и в притче о блудном сыне.

Одно, два, может быть три поколения безбожников может еще прожить на том запасе благочестия, нравственности, даже просто силы жить, которые они получили от Бога. А потом начинает народ самоубиваться. Мы видим, что наши с вами предки были взволнованы очень правильной идеей – справедливости. Жаждой построить настоящее, единственное в своем роде государство справедливости. Именно это импульс, он был в основании революции на самом деле. Люди искали справедливости, потому что они жили жутко несправедливо. И они стали ниспровергать этот мир несправедливости. И действительно построили государство, очень сильное, крепкое, которое победило фашистов. Которое дало удивительных героев, любивших Родину, удивительных писателей, мыслителей. В Космос человека отправило.

Но ненадолго хватило этого ресурса. Думали, что можно прожить без Бога. Оказалось, что одно поколение вроде бы справляется, а следующее начинает просто самоубиваться – предаваться разврату, пьянству. И в конце концов развалилось это государство, в основе которого действительно была очень правильная идея. Развалилось оно, не устояло. Потому что без Бога, как говорил один из наших героев, «без Бога какой же я, штабс-капитан?»

Очень сложно объяснить молодому человеку, например, что такое кощунство. Если ты ему говоришь: «Бога нету, но нужно уважать чужую жизнь». Вот некоторая такая образованная дама, когда разбился самолет, написала у себя на социальной странице о том, что ничего страшного не произошло, это, в общем-то на самом деле момент естественного отбора. Должны погибнуть слабые, должны погибнуть и худшие, чтоб выжили сильнейшие. И, конечно же, люди возмутились: «Это как это так? Это же кощунство!» А она ведь ничего не сказала, кроме того, что ей преподавали в школе. Она просто воспроизвела теорию Дарвина, просто сказала о естественном отборе. И взрослые люди удивились, как это так, вы, молодой человек, позволяете себе такое кощунство. А что ей остается. Если она в безбожном мире живет. Если вы ее учили тому, что Бога нет.

А если нет Бога, если не перед кем преклонить главу, не перед кем действительно стать на колени, в благоговении, с тем, чтобы с честью это сделать. Начинают преклонять колени перед чем-то другим. Рассыпается мир, незачем жить. Вроде бы здоровые, сильные, перспективные, образованные люди бросаются с моста, бросаются с головой в омут пьянки, разврата… А почему бы жене не изменить? А почему бы не бросить детей? А почему бы не сдать этих детей в Дом малютки? А почему, собственно, нет?

Кто сказал, что это плохо? – Попы? Так всем известно, что они деньги гребут лопатой. Всем известно, что они к себе привлекают ради наживы, одурачивают народ. И пустота остается. Ты ему говоришь: «Родину надо любить». А он отвечает «А почему, собственно? Что мне дала Родина?». «Надо родителей уважать». И мне одна девочка говорит: «А почему я должна уважать свою маму? Что она мне дала?». Другим детям родители квартиры оставили, машины, на счету что-то. Моя – ничего мне не дала. Потому что сама бедно жила, ничего не добилась, неудачница. И меня вот такой пустила. И мы хватаемся за голову и говорим: «Ну что вы несете, ребята? Молодые люди, что вы несете? Вы же живете в комфорте, у вас же все есть. Мы же старались, от себя отрывали, чтобы у вас было. А оказывается – все впустую!».

Потому что самого главного-то не дали: к Богу ребенка не привели. Но, друзья мои, бывают и другие истории. Мы с вами понимаем прекрасно, что как взрослым людям нам приходится быть не только в роли сына, ушедшего «в страну далече», или в роли дочери, но и в роли отца, который ждет. Я здесь служу 22 года. 22 года я вот так поворачиваюсь к людям и говорю проповедь. И смотрю сколько лиц. Какие люди были в прошлом году, в позапрошлом, кто ушел, кто остался, кто пришел, новые люди какие пришли. Люди приходят-уходят – я стою. И каждый год говорю об этой притче. Потому что действительно люди уходят. Вы знаете, у нас даже священники уходили многие. Сегодня Владимир пел песню «Мира Заступнице, Мати Всепетая…» А у меня в памяти голоса тех, кто это пел когда-то, а потом бросил церковь, предавался разврату, - священники и верующие люди ‑ певчие и простые прихожане. Потому что мир так устроен, что полно соблазнов.

Врачи, очень опытные, они советуют каждому взрослому человеку непременно обратить внимание, как я реагирую на стресс, на внезапную ситуацию. Например, на дороге разбилась машина – что происходит? У меня повышается давление или понижается, я впадаю в панику или я начинаю нервничать, бежать, кричать, теряю сознание… Это очень важно знать. То же самое относительно любых искушений. Очень важно знать, как я реагирую, чтобы знать что случится, что произойдет. Это испытанный человек, опытный, он знает, что с ним происходит, когда он сталкивается с какими-то соблазнами. Он знает свои слабые стороны, сильные – это очень полезно знать.

Но, друзья мои, мы всегда эту притчу рассматриваем с точки зрения того, кто ушел. Никогда с позиции отца, который ждет. Те, у кого есть дети, прекрасно знают эту ситуацию. Наступает такой момент, когда ребенок заявляет: «Я в церковь не пойду. Вы, родители, вы – взрослые ничего не понимаете. Я сам разберусь». И ломает просто всё. Вы видите, что он иногда ваши ошибки даже повторяет. Хотите ему что-то сказать, а он не восприимчив как-то тотально даже. Не хочет даже слышать ничего.

Вот хочется помочь человеку! Вы знаете, надо чтобы человек, видимо, на своих ошибках тоже учился. Надо позволить ему даже, вот как отец позволил, уйти. Но это не значит, что вместе с ним надо уйти. Должен кто-то остаться. Чтобы принять потом, когда он вернется. И понять, что с ним может произойти. И благоговейно даже наблюдать за тем, что мы ничего не можем изменить.

У Иоанна Лествичника преподобного есть замечательная такая фраза в «Лествице»: «Блаженны страстные смирившиеся». Потому что вы, даже если во многие ямы впадали, во многих болотах увязали, но, смирившись, сможете стать руководителем и опытным наставником тем, кто еще этого не знает. Мы с вами взрослые люди и знаем, что бывает. И нужно находить правильные слова, быть достаточно тактичным и убедительным, чтобы молодым людям пытаться донести, рассказать, что происходит. Но самое главное – это остаться.

Одна женщина мне как-то рассказывала… У нас был разговор об одном стареньком батюшке. Ничего примечательного. Просто батюшка много лет служил в церкви. Хотя что-то примечательного о нем сказать нельзя было. И вот мы с ней беседовали, с моей знакомой, и она говорит: «Что же в нем такого замечательного, за что его так люди уважают?» Она задумалась и сказала: «Знаете, отец Савва, он всегда был! Где бы мы ни слонялись, куда бы ни уезжали, мы всегда знали, что вот этот батюшка, он всегда здесь, на этом месте. Когда ни приедешь, он все время здесь. Что бы с нами ни случилось, он всегда здесь».

И вы знаете, очень важно для этих блудных дочерей и сыновей знать, что кто-то – есть. Может быть я там настрадаюсь всякими глупостями, но вот моя бабушка, она все равно каждое утро поднимается и молится. Хотя мне ее жизнь кажется нудной, однообразной, неинтересной – «что она у свете бачила, за свою жизнь?» Вот этот человек каждое утро встает, поминает, молится. Может быть, жизнь его не такая интересная, может она слишком однообразная. Но она всегда ЕСТЬ. И, вы знаете, это так важно для наших этих путешественников, тех, кто потерялся где-то «на стране далече», знать, что кто-то есть и кто-то молится.

Мы, может быть, не увидим результатов этих молитв, не увидим возвращения даже этих детей, которые где-то потерялись, но они должны знать, что мы – есть! И что мы с поста своего не сходим никогда. И то, что вы приходите в воскресенье, что вы читаете Писание, молитвы, что вы поминаете близких своих усопших, приходите, там, на могилки, выполняете какие-то простые очень и такие понятные ритуалы, для детей это очень важно. Хотя они сами этого не понимают. Это то, что святые отцы называли постоянством в добре. Кажется – ничего чрезвычайного, кажется – ничего необычного. Но вот быть обыкновенным верующим, быть верным своему пути – это так, оказывается, очень много! Быть тем, кто каждый раз выходит на дорогу и ждет, что вернется сын, дочь, друг, близкий человек. Кто должен оставаться на этом пути! Кто-то должен встречать! Понимаете, так уже развратились, что дальше уже просто некуда. Страшно просто!

Я постоянно общаюсь с молодежью и вижу, что с каждым годом, они – хорошие люди, талантливые – они живут в таком безбожном мире, который так пронизан воздухом этого разврата, что не знаешь даже, за что хвататься. Но кто-то их должен встретить здесь, кто-то должен остаться. И вот, друзья мои, – это очень маленькая, но почетная миссия – всегда быть!

С праздником!

Проповедь, сказанную  12 февраля 2016 г., расшифровала монахиня Анастасия (Ченикалова) (г. Ставрополь)