Логотип для шапки

 

Узнаем историю родного края

DSC 0671

Идея посетить Красный Берег родилась сама собой. На месте образованного фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны концлагеря для детей воздвигнут мемориал-памятник детям-жертвам войны. Мы решили, что помянуть погибших во время войны, а тем более детей, никогда не бывает лишним, особенно в год празднования 70–летия победы над немецко-фашистской Германией и в канун Дня защиты детей (1 июня).

Мы пригласили воспитанников нашей воскресной школы, их родителей и прихожан в путешествие, в которое отправились 24 мая 2015 года. Воскресное утро было теплым, солнечным и безоблачным.

Однако во время пути небо начало темнеть, становилось более хмурым, и … пошел дождь. Крупные капли гулко стучали по крыше автобуса. «Неужели погода испортит наше настроение?» – спрашивали мы себя. Когда мы подъехали к мемориалу, дождь немного утих. Нас встретила экскурсовод Жлобинского историко-краеведческого музея Мелащенко Людмила Петровна.

Мемориал-памятник

«Основой для создания мемориала стала подлинная история трагических событий Великой Отечественной войны, – начала рассказ Людмила Петровна. – В Красном Береге немецкие войска создали сборный пункт для детей в возрасте от 8 до 14 лет, которых отнимали у матерей в разных районах Гомельской области. В этом пункте дети проходили медицинский осмотр, после чего из них делали доноров для раненых немецких солдат и офицеров. Через этот накопитель прошло 1990 детей, в том числе 15 детей из сельского совета Красного Берега».

Мемориал разместился в яблоневом саду. Его делят на сектора восемь дорожек. Эти дорожки – символические солнечные лучи, семь из них желтого цвета, а одна черного. Они приводят нас на «Площадь Солнца», попасть на которую можно по любому из лучей, но черный – особый. Это Луч Памяти. На нем мы видим скульптуру одиноко стоящей изможденной и закрывающейся поднятыми над головой руками девочки-подростка. «Мёртвый класс» из белых парт пересекает полоска гранита кровавого цвета. На школьной доске начертаны слова лишившей себя жизни пятнадцатилетней Кати Сусаниной, не захотевшей ехать «в эту трижды всеми проклятую Германию». В письме к отцу, которое она положила под камень, в надежде, что ее послание дойдет до адресата, девочка рассказала о нечеловеческих условиях жизни в плену, о том, как она работала прислугой у немецкого барона. Катя завещала отцу отомстить за себя и за убитую фашистами маму. На обороте доски – карта Беларуси с названиями населенных пунктов, где немецкие захватчики разместили концлагеря-накопители, аналогичные краснобережскому.

Венчает мемориал «Площадь Солнца», на которой установлен Кораблик Надежды. На его парусах написаны имена детей, тех, кто мог бы их носить. За корабликом расположены витражи, выполненные по рисункам детей военной и послевоенной поры. Рассматривая рисунки, удивляешься: сколько в них жизни, надежды и радости.

«Красный Берег. Война не обошла стороной это место.
Здесь находился один из концлагерей для детей.
Для детей, у которых брали кровь для солдат Вермахта.
Кто выживал – отправляли на работу в Германию.
Детям, которые прошли фашистский ад, которые погибли.
Детям, у которых не было детства.
Детям, которые никогда не сядут за школьные парты.
Детям, которые никогда не нарисуют свое счастье.
Посвящается этот памятник» – такие слова начертаны на гранитной доске у символичной школьной доски мемориального комплекса.

Уходим молча.

Усадьба

Следующей остановкой в Красном Береге стала усадьба генерал-лейтенанта М. Гатовского. Для нас стало неожиданным и приятным открытием, что усадьба, уже много лет находившаяся на реставрации, приглашает первых посетителей, и мы оказались в их числе.

Поместье генерала находится на территории Краснобережского аграрного колледжа, или наоборот…

Мы узнали, что до Михаила Гатовского владельцами поместья были разные люди, в том числе участники восстания декабристов 1825 и восстания 1863 года. (Поразительно, как плохо мы знаем историю своего края).

«Генерал купил имение в 80–х годах XIX века и вскоре подарил своей дочери Марии в качестве приданого к свадьбе, – продолжила экскурсию Людмила Петровна. – Муж Марии Михайловны Викентий Альфонсович Козелл-Поклевский и стал человеком, определившим судьбу усадьбы. Он принадлежал к известной в России и весьма богатой династии предпринимателей. Его отец Альфонс Фомич, высланный из Польши в 1848 году после восстания, появился на Урале в середине XIX века и занялся торгово-промышленной деятельностью настолько успешно, что вскоре стал владельцем крупных имений в 17 городах и 10 сёлах, 58 домов в разных местах. К слову сказать, он стал прототипом некоторых героев произведений Д. Н. Мамина-Сибиряка, например, Ляховского в “Приваловских миллионах”.

Викентий с братьями унаследовали дело отца, создав торговый дом “Наследники А. Ф. Поклевского-Козелл”. К 1917 году они владели уже 8 винокуренными, пивоваренными, дрожжевыми заводами, двумя стекольными, двумя конными заводами, десятью чугунолитейными и железоделательными заводами, более чем десятью золотыми приисками, двумя асбестовыми приисками, многими рудниками. В Бобруйской и Минской губерниях они были хозяевами маслобойных заводов.

Викентий Альфонсович Козелл-Поклевский для возведения дворца пригласил известного европейского архитектора Е. Шретера. Разбивкой английского парка занялся главный садовод Варшавы Франтишек Шаниор.

Усадьба приобрела новый вид. Козелл-Поклевские не жили здесь постоянно, семейство делало остановку в имении, когда отправлялись в Европу “на воды”. Можно представить, как оживала провинция при появлении хозяев дворца. Встречи, обеды, балы…»

 Время пощадило поместье. В годы Великой Отечественной войны здесь располагался немецкий госпиталь. В одной из комнат дворца немецкие врачи осматривали детей для дальнейшего использования их в качестве доноров. Здесь же делали и заборы крови.

В послевоенное время в усадьбе размещался красноармейский госпиталь. Благодаря такому использованию дворца комплекс не был разрушен или приведен в совершеннейшее запустение.

Сейчас во дворце заканчиваются реставрационные работы. Еще нет экспозиции, мебели, но по восстановленной отделке комнат видно, что хозяева имели возможность и средства устроить все по своему вкусу и моде того времени.

Жаль, что усиливающийся дождь помешал нам осмотреть парк.

Монастырь

Конечной остановкой нашего путешествия стал Свято-Успенский женский монастырь в д. Казимирово. Когда мы подъехали, дождь прекратился. Сестры нас уже ждали.

Матушка Ульяна пригласила нас в храм. Она рассказала, что обитель основана в 1996 году, но её история началась гораздо раньше. В 1713 году речицкий подкоморий (так называли судью по спорам о границах имений) Казимир Юдицкий создал мужской монастырь в честь чудотворной иконы Божией Матери, доставшейся ему от предков. Вблизи возникло местечко, получившее название Казимирово.

В 1880–х годах здесь была построена Свято-Успенская церковь, в которой хранилась икона. В 1812 году монастырские строения были разрушены войсками Наполеона, а в 1839 году монастырь был закрыт, церковь стала приходской. В 1933 году храм закрыли богоборческие власти, разобрали на бревна и построили школу. Но икона была спасена, сохранена благочестивыми людьми и в 2000 году передана в возродившийся, но уже женский, монастырь. Сестры верят, что это та самая икона – икона Божией Матери «Казимировская». Они рассказали, что образ сначала был темный, ликов Богородицы и Младенца почти не было видно, но спустя некоторое время краски посветлели, и икона начала обновляться. Мы помолились, поклонились чудотворной иконе и мощам известных и почитаемых святых, ковчег с частицами которых располагается рядом с красивым резным киотом, где хранится образ Божией Матери.

Сестры показали нам цветники, огород, угостили трапезой, напоили горячим чаем. Души и тела согрелись. Дети с радостью звонили на колокольне. «Благодатное место», – перешептывались мы, удивляясь искренности и радушию сестер. Думаем, что вскоре поедем опять в этот чудесный монастырь, а на праздник иконы Божией Матери «Казимировская» – точно.